Жан де Лафонтен — басни

Летучая Мышь и две Ласточки — Жан де Лафонтен — басни

Летучая Мышь и две Ласточки Жестокую войну С Мышами Ласточки имели: Кого ни брали в плен — всех ели. Случилось как-то, Мышь Летучую одну В ночную пору Занёс лукавый в нору К голодной Ласточке. — Прошу покорно сесть, — С

Летучая Мышь и две Ласточки — Жан де Лафонтен — басни

Летучая Мышь и две Ласточки Жестокую войну С Мышами Ласточки имели: Кого ни брали в плен — всех ели. Случилось как-то, Мышь Летучую одну В ночную пору Занёс лукавый в нору К голодной Ласточке. — Прошу покорно сесть, — С

Члены тела и Желудок — Жан де Лафонтен — басни

Члены тела и Желудок Я должен мой рассказ начать изображеньем Величья королей, их счастия и бед. Желудок для того послужит мне сравненьем; Все Члены чувствуют, доволен он иль нет. Раз Члены, утомясь трудиться для Желудка, Решили отдохнуть от суетных забот,

Члены тела и Желудок — Жан де Лафонтен — басни

Члены тела и Желудок Я должен мой рассказ начать изображеньем Величья королей, их счастия и бед. Желудок для того послужит мне сравненьем; Все Члены чувствуют, доволен он иль нет. Раз Члены, утомясь трудиться для Желудка, Решили отдохнуть от суетных забот,

Козёл и Лисица — Жан де Лафонтен — басни

Козёл и Лисица Козёл большой, рогатый, Преважный с виду, бородатый, Но по уму едва ль не брат ослу родной, С плутовкою Лисой дорогой шёл одной. День самый жаркий был; листок не колыхался; Их жажда мучила, а солнце их пекло. Шли,

Козёл и Лисица — Жан де Лафонтен — басни

Козёл и Лисица Козёл большой, рогатый, Преважный с виду, бородатый, Но по уму едва ль не брат ослу родной, С плутовкою Лисой дорогой шёл одной. День самый жаркий был; листок не колыхался; Их жажда мучила, а солнце их пекло. Шли,

Павлин, жалующийся Юноне — Жан де Лафонтен — басни

Павлин, жалующийся Юноне Павлин Юноне говорил: «Меня Юпитер одарил Противным голосом… В природе Он самый худший в птичьем роде… Уж я не то, что соловей! Простая птица — а ведь пенье Его приводит в восхищенье Весной всех тварей и людей!»

Павлин, жалующийся Юноне — Жан де Лафонтен — басни

Павлин, жалующийся Юноне Павлин Юноне говорил: «Меня Юпитер одарил Противным голосом… В природе Он самый худший в птичьем роде… Уж я не то, что соловей! Простая птица — а ведь пенье Его приводит в восхищенье Весной всех тварей и людей!»

Лев и Осёл на охоте — Жан де Лафонтен — басни

Лев и Осёл на охоте В день именин своих затеял царь зверей Охотой позабавиться на славу. Понятно, дичь его крупней, Чем воробей: Оленей, кабанов он загонял в облаву. Чтобы удачнее охота та была, Лев в помощь взял себе Осла, Который,

Лев и Осёл на охоте — Жан де Лафонтен — басни

Лев и Осёл на охоте В день именин своих затеял царь зверей Охотой позабавиться на славу. Понятно, дичь его крупней, Чем воробей: Оленей, кабанов он загонял в облаву. Чтобы удачнее охота та была, Лев в помощь взял себе Осла, Который,

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной — Жан де Лафонтен — басни

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной Волк подал просьбу Обезьяне, В ней обвинял Лису в обмане И в воровстве; Лисицы нрав известен, Лукав, коварен и нечестен. И вот на суд Лису зовут. Без адвокатов дело разбиралось, Волк обвинял, Лисица

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной — Жан де Лафонтен — басни

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной Волк подал просьбу Обезьяне, В ней обвинял Лису в обмане И в воровстве; Лисицы нрав известен, Лукав, коварен и нечестен. И вот на суд Лису зовут. Без адвокатов дело разбиралось, Волк обвинял, Лисица

Петух и Лиса — Жан де Лафонтен — басни

Петух и Лиса На ветке дерева сидел, как часовой, Петух лукавый лет почтенных. И молвила Лиса, смягчая голос свой: «Брат! Из источников я знаю несомненных: Мир заключён меж нами навсегда. Тебе об этом объявляю И от души Тебя обнять на

Петух и Лиса — Жан де Лафонтен — басни

Петух и Лиса На ветке дерева сидел, как часовой, Петух лукавый лет почтенных. И молвила Лиса, смягчая голос свой: «Брат! Из источников я знаю несомненных: Мир заключён меж нами навсегда. Тебе об этом объявляю И от души Тебя обнять на

Два Быка и Лягушка — Жан де Лафонтен — басни

Два Быка и Лягушка Из-за телушки молодой Друзья Быки вдруг сделались врагами, Сцепились грозными рогами И начали ужасный бой. То видя, в страхе спряталась одна Лягушка. — Что сделалось с тобой, квакушка? — Спросила у неё подруга, и в ответ

Два Быка и Лягушка — Жан де Лафонтен — басни

Два Быка и Лягушка Из-за телушки молодой Друзья Быки вдруг сделались врагами, Сцепились грозными рогами И начали ужасный бой. То видя, в страхе спряталась одна Лягушка. — Что сделалось с тобой, квакушка? — Спросила у неё подруга, и в ответ

Шершни и Пчёлы — Жан де Лафонтен — басни

Шершни и Пчёлы По мастерству и мастер нам знаком. Нашлись оставленные кем-то соты, И рой Шершней, корыстные расчёты Лелеявший тайком, Их объявил своими смело. Противиться им Пчёлы стали тут, И вот, своим порядком в суд К большой Осе перенесли всё

Шершни и Пчёлы — Жан де Лафонтен — басни

Шершни и Пчёлы По мастерству и мастер нам знаком. Нашлись оставленные кем-то соты, И рой Шершней, корыстные расчёты Лелеявший тайком, Их объявил своими смело. Противиться им Пчёлы стали тут, И вот, своим порядком в суд К большой Осе перенесли всё

Смерть и Несчастный — Жан де Лафонтен — басни

Смерть и Несчастный Один Несчастный каждый день Звал Смерть к себе в надежде облегченья. Он говорил: «Прерви мои мученья! Приди за мной, возлюбленная тень!» Не отказала Смерть ему в услуге; И вот открылась дверь, идёт к нему она. Но, увидав

Смерть и Несчастный — Жан де Лафонтен — басни

Смерть и Несчастный Один Несчастный каждый день Звал Смерть к себе в надежде облегченья. Он говорил: «Прерви мои мученья! Приди за мной, возлюбленная тень!» Не отказала Смерть ему в услуге; И вот открылась дверь, идёт к нему она. Но, увидав

Заяц и Лягушки — Жан де Лафонтен — басни

Заяц и Лягушки Раз Заяц размышлял в укромном уголке, (В укромных уголках нет лучше развлеченья); Томился Зайчик наш в тоске — Печальны и робки все зайцы от рожденья. «Ах, — думал он, — кто так пуглив, как я, Тому на

Заяц и Лягушки — Жан де Лафонтен — басни

Заяц и Лягушки Раз Заяц размышлял в укромном уголке, (В укромных уголках нет лучше развлеченья); Томился Зайчик наш в тоске — Печальны и робки все зайцы от рожденья. «Ах, — думал он, — кто так пуглив, как я, Тому на