Дзенские притчи

Суть Цзу-Мина — дзенские притчи

Суть Цзу-Мина Цзуй-Ень, думая, что он уже достиг чего-то в дзэне, совсем молодым монахом оставил монастырь Цзу-Мина и отправился странствовать по Китаю. Когда он через много лет посетил монастырь, его старый учитель спросил: — Скажи мне, в чем суть буддизма?

Суть Цзу-Мина — дзенские притчи

Суть Цзу-Мина Цзуй-Ень, думая, что он уже достиг чего-то в дзэне, совсем молодым монахом оставил монастырь Цзу-Мина и отправился странствовать по Китаю. Когда он через много лет посетил монастырь, его старый учитель спросил: — Скажи мне, в чем суть буддизма?

Для ясных глаз — дзенские притчи

Для ясных глаз Су Дунпо и его друг монах Фо Инь часто проводили время вместе. Они пили вино, читали стихи, беседовали о науке. Однажды, встретившись, как обычно, друзья заговорились и совсем забыли о времени, а когда вспомнили о нём, была

Для ясных глаз — дзенские притчи

Для ясных глаз Су Дунпо и его друг монах Фо Инь часто проводили время вместе. Они пили вино, читали стихи, беседовали о науке. Однажды, встретившись, как обычно, друзья заговорились и совсем забыли о времени, а когда вспомнили о нём, была

Настоящее чудо — дзенские притчи

Настоящее чудо Когда Банкей читал проповедь в храме Рёмон, священник Синсю, который верил в спасение через повторение имени Будды Любви, позавидовал его большой аудитории и решил поспорить с ним. Банкей дошёл до середины беседы, когда появился священник, но тот произвёл

Настоящее чудо — дзенские притчи

Настоящее чудо Когда Банкей читал проповедь в храме Рёмон, священник Синсю, который верил в спасение через повторение имени Будды Любви, позавидовал его большой аудитории и решил поспорить с ним. Банкей дошёл до середины беседы, когда появился священник, но тот произвёл

Путь освобождения — дзенские притчи

Путь освобождения Досин однажды попросил своего учителя, третьего Патриарха дзэн-буддизма Сосана: — Пожалуйста, укажи мне путь освобождения. — Кто же и когда тебя поработил? — Никто. — Если это так, — сказал учитель, — то зачем же тебе искать освобождения?

Путь освобождения — дзенские притчи

Путь освобождения Досин однажды попросил своего учителя, третьего Патриарха дзэн-буддизма Сосана: — Пожалуйста, укажи мне путь освобождения. — Кто же и когда тебя поработил? — Никто. — Если это так, — сказал учитель, — то зачем же тебе искать освобождения?

Любитель природы — дзенские притчи

Любитель природы Один даймё (крупный землевладелец) очень любил хризантемы. Он засадил этими цветами весь свой сад, раскинувшийся позади его дома, и все свои силы и время отдавал ухаживанию за ними. По сути, даймё уделял хризантемам больше внимания, чем своей жене

Любитель природы — дзенские притчи

Любитель природы Один даймё (крупный землевладелец) очень любил хризантемы. Он засадил этими цветами весь свой сад, раскинувшийся позади его дома, и все свои силы и время отдавал ухаживанию за ними. По сути, даймё уделял хризантемам больше внимания, чем своей жене

Тонкий шёлк — дзенские притчи

Тонкий шёлк Когда кто-то сказал, что обложки из тонкого шёлка неудобны тем, что быстро портятся, Тонъа заметил в ответ: — Тонкий шёлк становится особенно привлекательным после того, как края его растреплются, а свиток, украшенный перламутром, — когда ракушки осыплются. С

Тонкий шёлк — дзенские притчи

Тонкий шёлк Когда кто-то сказал, что обложки из тонкого шёлка неудобны тем, что быстро портятся, Тонъа заметил в ответ: — Тонкий шёлк становится особенно привлекательным после того, как края его растреплются, а свиток, украшенный перламутром, — когда ракушки осыплются. С

Такой же, как все — дзенские притчи

Такой же, как все Жил был человек. Жил как все, работал как все, и даже умер как все. Но кто-то написал о нём притчу и отдал её мастеру дзэн. Мастер дзэн знал, что с ней делать и поэтому превратил её

Такой же, как все — дзенские притчи

Такой же, как все Жил был человек. Жил как все, работал как все, и даже умер как все. Но кто-то написал о нём притчу и отдал её мастеру дзэн. Мастер дзэн знал, что с ней делать и поэтому превратил её

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь» — дзенские притчи

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь» Дзёсю спросил у Нансэна: — Что такое Путь? — Твоё обычное сознание — это и есть Путь, — ответил Нансэн. — Идёт ли он в каком-то определённом направлении? — спросил Дзёсю. — Чем

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь» — дзенские притчи

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь» Дзёсю спросил у Нансэна: — Что такое Путь? — Твоё обычное сознание — это и есть Путь, — ответил Нансэн. — Идёт ли он в каком-то определённом направлении? — спросил Дзёсю. — Чем

Сухие листья — дзенские притчи

Сухие листья Новый императорский сад готовили к открытию три года. Наконец, все работы были завершены, и император пригласил всю знать полюбоваться красотой сада. Все были в восторге и рассыпались в комплиментах. Но императора интересовало мнение Мастера Лин-чи, который считался непревзойдённым

Сухие листья — дзенские притчи

Сухие листья Новый императорский сад готовили к открытию три года. Наконец, все работы были завершены, и император пригласил всю знать полюбоваться красотой сада. Все были в восторге и рассыпались в комплиментах. Но императора интересовало мнение Мастера Лин-чи, который считался непревзойдённым

Настоящие друзья — дзенские притчи

Настоящие друзья Давным-давно в Китае жили два друга, один из них искусно играл на арфе, другой — искусно слушал. Когда первый играл и пел о горах, второй говорил: «Я вижу горы перед нами». Когда первый играл о воде, слушатель восклицал:

Настоящие друзья — дзенские притчи

Настоящие друзья Давным-давно в Китае жили два друга, один из них искусно играл на арфе, другой — искусно слушал. Когда первый играл и пел о горах, второй говорил: «Я вижу горы перед нами». Когда первый играл о воде, слушатель восклицал:

Мотыга — дзенские притчи

Мотыга Однажды, когда монахи должны были работать на улице, Обаку вышел во двор в сопровождении Риндзая. Оглянувшись, Обаку увидел, что Риндзай стоит с пустыми руками. — Где твоя мотыга? — спросил Обаку. — Кто-то взял её! — ответил Риндзай. —

Мотыга — дзенские притчи

Мотыга Однажды, когда монахи должны были работать на улице, Обаку вышел во двор в сопровождении Риндзая. Оглянувшись, Обаку увидел, что Риндзай стоит с пустыми руками. — Где твоя мотыга? — спросил Обаку. — Кто-то взял её! — ответил Риндзай. —