Суд обезьяны — корейские притчи

Суд обезьяны - корейские притчи

Суд обезьяны

Как-то раз лиса и собака нашли кусок мяса и стали спорить, кому он должен принадлежать. Спорили, спорили, ни к чему не пришли и обратились к обезьяне, которая считалась мудрейшей среди зверей, чтобы она их рассудила. Обезьяна внимательно выслушала их и сказала:

— Так как вы оба нашли мясо одновременно, я разделю его между вами и дам каждому равную часть.

Обезьяна на глазок разрезала мясо на два куска и положила их на весы. Конечно, один кусок оказался тяжелее. Обезьяна откусила от него немного и опять положила на весы. Теперь тяжелее оказался другой кусок. Обезьяна откусила кусок от него и стала взвешивать снова. Опять оказался тяжелее первый кусок, и опять обезьяна от него откусила. Так она кусочек за кусочком съела всё мясо, пока на весах не осталось ничего. Лиса и собака ушли ни с чем.

Корейские притчи

Удивительный суд — корейские притчи

Удивительный суд - корейские притчи

Удивительный суд

Один старый торговец шёлком отправился как-то раз из Пхеньяна на юг с ценной ношей. Он хотел продать на рынке в Саривоне тридцать два маленьких рулона тонкотканого пёстрого шёлка. В пути его застала ночь. Ни деревни, ни гостиницы поблизости не было. К счастью, у самой дороги торговец увидел гробницу какого-то знатного человека, окружённую стеной. Справа и слева от погребального холма возвышались два больших каменных изваяния, изображавшие министров или учёных. Рядом с ними стояли два коня. Здесь торговец и решил заночевать. Он связал вместе все свои рулоны с шёлком и положил их под голову. Утомлённый жарой и долгой дорогой, он очень скоро заснул.

Когда он утром проснулся, связки шёлка под его головой не оказалось, вместо неё лежал жесткий камень. Торговец в ужасе вскочил: все плоды его многолетнего труда, которые должны были дать пропитание ему и его семье, были кем-то похищены. Он тут же поспешил к мандарину и рассказал ему о своей беде.

Мандарин этот был известен своей справедливостью к бедным и угнетённым; к злоумышленникам же он был беспощаден. За это народ его любил и славил. Выслушав торговца, мандарин-судья спросил его:

— Не видел ли ты кого-нибудь поблизости от гробницы?

— Никого, господин, — ответил торговец, — кроме двух больших каменных изваяний, которые стояли по сторонам погребального холма.

— Значит, ни одного живого существа? — ещё раз спросил судья.

— Нет, я действительно не видел ни одного человека.

— Что ж, тогда придётся доставить оба каменных изваяния, — решил мандарин, — пусть они будут свидетелями.

Люди были очень удивлены: зачем разорять гробницу и приносить безмолвные изваяния? Но судья стоял на своём.

— Суд и справедливость требуют этого, — сказал он. — Воровство — великое злодеяние, оно отвратительно даже бессловесным существам.

Жителям было очень любопытно, что же будет дальше. Все хотели присутствовать на этом удивительном суде. Судья вначале не разрешал им этого, но наконец согласился, чтобы тридцать человек из числа местных жителей присутствовали при разбирательстве.

Суд начался. Сначала были зачитаны цитаты из классических китайских книг, потом несколько параграфов из местного законодательства. Все слушали молча. Но вот торговец, причитая, рассказал о своей беде. Тогда судья громко и торжественно спросил у каменного изваяния, которое было доставлено с гробницы в зал суда:

— Ты украл шёлк?

Статуя молчала.

— Раз он не хочет говорить, всыпьте ему шестьдесят палок, — сказал судья.

Служители взяли свои тяжёлые дубовые палки и стали бить камень. Тут люди не смогли удержаться от смеха. Услышав это, мандарин внезапно разгневался:

— Когда я выношу свои решения, никто не вправе смеяться! — воскликнул он. — За это вы будете наказаны.

Люди стали просить прощения, но мандарин был неумолим.

— Я приговариваю вас к штрафу, — сказал он. — Каждый из вас должен купить рулон шёлка и принести сюда.

Тридцать жителей, присутствовавших на суде, попробовали было спорить, но в конце концов вынуждены были подчиниться и, чтобы не получить ещё более сурового наказания, покинули здание суда. Через некоторое время они вернулись. Каждый нёс под мышкой рулон шёлка.

Едва торговец увидел ткань, как он воскликнул:

— Но это тот самый шёлк, что у меня украли!

Мандарин расспросил всех, у кого они купили ткань. Доставили в суд продавца, а вскоре нашли и вора.

Так две каменные статуи действительно обличили преступника и доказали, что даже бессловесным существам отвратительно воровство.

Корейские притчи

Странный чиновник — корейские притчи

Странный чиновник - корейские притчи

Странный чиновник

О чиновнике Хване люди вспоминают до сих пор. Он занимал высокие должности при разных правителях. Самым замечательным в чиновнике Хване было то, что он всегда говорил людям только «да». Его губы неспособны были выговорить «нет», даже если это было крайне необходимо. Казалось, ему безразлично всё происходящее. Никогда лицо его не выражало озабоченности.

Однажды двое его слуг поспорили о чём-то и никак не могли прийти к согласию. Наконец один из них обратился к своему господину и сказал:

— Я поспорил с товарищем. Пожалуйста, рассудите нас!

И он рассказал ему суть спора. Чиновник выслушал его и ответил:

— Твои слова справедливы. Ты прав.

Но потом пришёл другой слуга, рассказал о том же самом споре и тоже попросил чиновника рассудить. Хван и ему сказал:

— Твои слова справедливы. Ты прав.

Случайно при этом присутствовала его жена. Она засмеялась и сказала:

— О, мой господин, почему вы не вынесете ясного решения? Вы ведь слышали, что двое ваших слуг спорили друг с другом. Разве не правильнее и не проще было бы одному сказать «ты прав», а другому «ты неправ»?

— Да, верно, — ответил тот, — ты права.

Эти слова дошли до наших дней. И сейчас, когда люди хотят сказать, что кто-то не может рассудить спор, они говорят: «Ты судишь, как чиновник Хван!»

Корейские притчи

Королевские шутки — корейские притчи

Королевские шутки - корейские притчи

Королевские шутки

Был у Тхэчжо, первого короля династии Ли, мудрый советник Мун Хак Тэса. Решил однажды король в знак особого к нему уважения пир в его честь устроить. Собрались на пир придворные вельможи, именитые янбаны, а также чиновники. Пьют, едят, веселятся. Вино рекой льётся. Захмелели гости. И король тоже. И обратился король к Мун Хаку с такими словами:

— Послушайте, учитель, почему вы не обращаетесь ко мне как к равному? Вы ведь мой лучший друг. Давайте шутить!

— Шутки с королями плохо кончаются, а мне голова моя дорога, — с лёгким поклоном ответил Мун Хак.

— Вы, учитель, свинья, — отвечал с улыбкой король. — Придумайте же умную шутку!

— А вы, ваше величество, похожи на буль.

(Буль — первая степень буддийского божества, монах, в совершенстве познавший учение Будды).

— Что вы говорите, учитель! Я простой смертный, как и вы. Не смущайтесь, пошутите над своим королём!

И сказал тогда Мун Хак:

— Свинья, ваше величество, видит перед собой только свинью, а взору буля доступен даже Всевышний.

Корейские притчи

Летающая лань — корейские притчи

Летающая лань - корейские притчи

Летающая лань

Поспорили в деревне два юноши. Один говорил, что лань прыгает. «Нет, летает», — твердил другой. Спорили они, спорили — никак не могли друг друга переспорить; каждый продолжал стоять на своём. Наконец пошли они оба к судье и попросили, чтобы тот их рассудил.

— Хорошо, — сказал судья первому юноше, — когда ты видел, что лань прыгает?

— Однажды весной, — ответил тот. — Я шёл по лесу и видел, как лань скакала и прыгала.

— А ты, — обратился судья к другому, — когда ты видел, что лань летала?

— Однажды в седьмой месяц года, — ответил тот, — мы праздновали шестидесятилетие тестя. Все были веселы и хмельны. Когда, возвращаясь домой, мы проходили по опушке леса, я увидел, как лань идёт по верхушкам кустарника, а тот даже не шелохнётся. Разве это не значит, что лань летает?

Судья тотчас всё понял, но сказал, что хочет на месте посмотреть, как всё было. Пошли они втроём на опушку и, действительно, увидели лань, которая быстро удалялась по склону холма, покрытого кустарником.

Чтобы не портить отношений ни с кем из спорщиков, умный судья сказал:

— Вы оба правы. Весной лань прыгает, а осенью летает.

Оба были очень довольны таким решением, уплатили судебные издержки и разошлись добрыми друзьями.

Корейские притчи

Аист-судья — корейские притчи

Аист-судья - корейские притчи

Аист-судья

В провинции Кнсань жил богатый человек, и был у него мот-родственник, который всё время вымогал у него деньги. В конце концов богатому это так надоело, что он велел арестовать родственника и доставить его в Сеул, где они должны были предстать перед судьёй. Но родственник этот сделал судье богатый подарок, и тот решил дело в его пользу. Тогда богатый попросил разрешения рассказать одну историю.

— Пожалуйста, — сказал судья. — Разрешаю. Я люблю слушать истории.

И тот рассказал такую басню: «Поспорили однажды три птицы, кто из них лучше поёт: кукушка, дрозд или журавль. Пришли они к аисту и попросили его быть судьёй. Но поскольку журавль сам хорошо знал, как ужасен его крик, он перед началом суда пошёл к рисовому полю, наловил там лягушек и насекомых и принёс аисту в подарок. Наконец наступил день, когда предстояло решить, чьё пение лучше. Судья-аист по очереди выслушал всех. Пение дрозда он нашёл слишком слабым, пение кукушки слишком однообразным, пение же аиста, который кричал совсем ужасно, нашёл превосходным, даже очаровательным, и сказал: «Да, это голос полководца!»

Услышав эту басню, судья не рассердился за намёк, а велел освободить осуждённого и наказать виновного. Так осуждённый богач сравнил судью с неразумным аистом, который позволил себя подкупить.

Корейские притчи

Студент в ста заплатках — корейские притчи

Студент в ста заплатках - корейские притчи

Студент в ста заплатках

Тысячу пятьсот лет назад, во времена правления Короля династии Шилла Чаби, в городке Кёнджу жил-был добродетельный студент.

Он был добрым и непритязательным в своих желаниях, а также бережливым, поэтому носил одежду всю в заплатках. Бывали времена, когда на его пеньковой рубахе можно было насчитать более ста латок. Поэтому и прозвали его «студентом в одежде из ста лоскутков».

Никогда студент не стыдился своей бедности и никогда не жаловался. А страстью его была игра на комунго — шестиструнном музыкальном инструменте, который он всегда носил с собой, куда бы ни шел, и на котором с удовольствием играл для народа. Когда он играл, люди забывали о своих печалях и трудностях, наслаждаясь его прекрасной музыкой.

Однажды, в канун Нового Года, весь город наполнился звуками и запахами готовящегося риса и рисовых пирожков. Жена студента, вслушиваясь в предпраздничную суету и вдыхая ароматы новогодних блюд, тихонько вздохнула.

— Наши соседи все мелят рис для новогодних блюд, — тихо заметила она, — а у нас нет ни единого зёрнышка. Как же мы будем праздновать Новый Год?

Услышав это, студент рассмеялся.

— Моя дорогая, — сказал он жене, — жизнь и смерть зависят от рока, а богатство и бедность — от Небес. К нам может прийти богатство или бедность, и мы не можем это предотвратить, а если они покинут нас, мы не станем их преследовать. Что ещё сказать? Давай я лучше немного развеселю тебя своей музыкой!

Затем студент начал играть на комунго. Его музыка была прекрасна, никто и никогда доселе её не слышал. В ней слышались звуки мельницы, мелящей рис после обильного урожая. Жена студента, услышав весёлые и радостные звуки музыки, успокоилась и забыла все свои печали. Очарованные волшебными звуками музыки, к их дому потянулись соседи, и каждый из них нёс новогоднее угощение студенту и его жене.

Эта жизнерадостная мелодия, сочинёния бедным студентом, которая зовется «Панга Тарёнг» или «Песня мельницы», дошла и до наших дней.

Корейские притчи