Гора-свидетель — восточные притчи

Гора-свидетель - восточные притчи

Гора-свидетель

У подошвы горы раскинулась в густой зелени деревня. Вокруг — луга. В деревне был пастух. Только называть ли его пастухом? Он не брался пасти норовистую скотину.

Подойдёт к нему сосед, станет упрашивать:

— А если, дорогой пастух, я заплачу тебе за одну корову как за двух, возьмёшь ли ты её в стадо?

Пастух, улыбаясь в усы, отвечает:

— С тех пор как я помню себя, всё время пасу я скот в этих горах, знаю все яйлы (летние горные пастбища), да и животных хорошо знаю. Аллах наградил их шерстью такой же, как характер хозяина. Что скрывать, мне не нравятся твои дела. А вдруг у этой скотины, которая ест солому и пьёт воду из твоих рук, нрав такой же, как у тебя! Лучше паси её где-нибудь на склоне горы или на лугу сам! Мои же пасутся там, где я говорю «трава», ложатся там, где я говорю «ложитесь». Я не могу взять твою скотину к себе в стадо и испортить моих покорных коров.

Скажет он так и отобьёт всякую охоту дальше упрашивать. Тот, кто обижается, пусть обижается, а тот, кто сердится, пусть сердится, но что они могут поделать с пастухом!

В тяжёлый год был мор на коров, скосил весь скот в деревне. Шкуры пошли на волынки, а кости на заборы. Но в стаде нашего пастуха ни у одной коровы даже кровь не потекла из ноздрей. Вся деревня удивилась. Все сходились на том, что нужно разузнать тайну. Кто приписывал это чудодейственной силе пастуха, а кто видел причину всего в корме, в траве.

Всюду много хороших людей, но нельзя сказать, чтобы не было и плохих. И когда так уставились на его стадо, разве может человек быть беспечным? Конечно, не может. Но это же сказка, и как-то однажды пастух забыл сказать: «Чтоб лопнули завистливые глаза…». А после этого разве не сглазят хоть одну корову из целого стада?

Корова тётушки Гюльсюм околела, и от неё остался трёхдневный телёнок. Пастух в это время был на другом конце деревни. Узнав о беде, он бросил стадо, всё своё имущество и кинулся со всех ног к тётушке Гюльсюм. Посередине двора растянулась рыжая корова, застывшая как камень, а рядом мычал её телёнок. Тётушка Гюльсюм высохла от горя, стояла, прижав руки к груди, и смотрела.

Пастух, словно он был причиной беды, начал её утешать:

— Тётушка Гюльсюм, тётушка Гюльсюм, тебя постигло большое несчастье, но пусть всё этим и кончится. Аллах милостив, он поможет тебе. Не ропщи, иначе он пошлёт тебе ещё испытание, а телёнка отдай мне на попечение. Каждое утро я буду брать его с собой в горы. Да что там, у него желудочек с кулак, если утром раз, а вечером два раза пососёт моих коров, то не пройдёт и недели, как начнёт сам щипать траву.

Как сказал, так и сделал пастух: без устали водит телёнка по дорогам, по низинам, нигде не отпускает от себя, смотрит за ним неустанно. Через несколько дней телёнок стал гладким. Но вот телёнку захотелось молока, и пошёл он вслед за одной коровой. Всё это хорошо, но не может же каждая корова быть ему матерью! Жестокая тварь поддела телёнка рогами и чуть не столкнула с горы. Тут подоспел пастух и спас его от верной гибели, но только одна ножка у телёнка оказалась сломанной.

Что делать бедному пастуху? Порвал он свой минтаи*, крепко-накрепко перевязал сломанную ножку, а потом задумался: как сказать тётушке Гюльсюм?.. Что же ему сказать! Ведь эта женщина была одной из тех, кто не слышит того, что сама говорит.

Увидев телёнка, она, не обращая внимания на народ, забыв стыд, начала извергать на пастуха всё, что попадалось ей на язык:

— Эй, пастух, ты не лги мне, что корова ни с того ни с сего пала, а телёнок с горы свалился. Опять в тебе шайтан играет, бешеная кровь в голову ударила. Наверно, ты сам бросил в него камнем и сломал ножку. Если это не так, где твои свидетели, где доказательства?!

Тут и вся деревня кинулась на пастуха. Было много таких, кому не нравился его характер, они стали поддакивать:

— Да, да, где твой свидетель, где же он?

Пастух, совсем растерявшись, воскликнул:

— Вы, бесчеловечные, кого же я приведу в свидетели, когда в горах никого нет? Я не в долгу у лжи, что мне врать, горы и камни — свидетели мои, вот!

Склонил он тут голову к горе, под которой стояла деревня, и взмолился:

— Горы, камни, во имя Аллаха скажите: так ли всё было? Не рыжая ли корова, боднув, сломала ножку телёнку?

И вот когда он просил о помощи, бывает же так, — сорвались сверху два осколка, два камня и полетели прямо на деревню. Пастух стоял на месте и открытой грудью встретил своих свидетелей, но ищи остальных! Со всех ног кинулись они кто куда, разбежались в разные стороны. И с того дня называют эту гору Гора-Свидетель…

Восточные притчи