Как за деньги в суде показывали — индийские притчи

Как за деньги в суде показывали - индийские притчи

Как за деньги в суде показывали

Это сказка про сантала (индийская народность группы мунда) и деко (так санталы именуют индуистов). Ростовщик-деко подал на сантала в суд за долги. Сантал-то был небольшого ума: все долги свои он уж давно заплатил целиком, да только, когда он ходил долги отдавать, свидетелей с собой он не брал — вот где ему ума не хватило. Долг давно уж уплачен, а ростовщик всё к нему пристаёт:

— Мне с тебя столько вот причитается. Плати, а то в суд подам.

Много они на этот счёт разных слов друг другу сказали. Под конец ростовщик спрашивает:

— Ну ладно. Если ты со мной рассчитался, где твои свидетели? Кто видел, что ты тогда принёс мне столько, а тогда столько? Веди своих свидетелей. Я их спрошу при тебе.

Раз свидетелей не было, так санталу и спорить не о чем. Сказать ему нечего: деньги-то плачены один на один. Набрался он смелости и решил: «Ладно, он говорит, что я ему должен, хоть я ему столько денег отдал. Пускай в суд подаёт, чтоб ему пропасть. Хоть кончится наконец это поганое дело». А поля у сантала были обширные, земли хватало пахать пятью сохами. Надумал он, как было сказано, и разругался с ростовщиком в пух и прах. Вот ростовщик и подал на него в суд.

Пришла санталу повестка. Явился он в суд в назначенный день и час, но без свидетелей. А ростовщик заплатил и достал трёх свидетелей. Все им сказал, как говорить. Вы, мол, говорите про ростовщика: «Он при нас дал тому санталу столько и столько». А один из тех трёх был придурковатый. Потому ростовщик не переставал их наставлять и, как шли по дороге, всё повторял: «Говорите точно, как я сказал. Ничего другого не говорите. А я уж вас угощу и простоквашей, и рисом, и пива дам выпить». Так он их улещал всю дорогу. Ну, а санталу брать с собой было некого, он шёл один. И там, у суда, он ждал один, совсем будто потерянный.

Подходит к нему человек:

— Слушай, почтенный, ты по какому делу?

— Ростовщик на меня за долги подал в суд, — отвечает сантал. — Я ему всё заплатил, а он всё равно на меня подал в суд.

— А свидетели у тебя есть? — спрашивает тот.

— Нету, — отвечает сантал.

— Ну, тогда дай мне две рупии, — говорит тот, — и расскажи все в подробностях с самого начала, а потом веди за свидетеля — тебя оправдают вчистую.

Сантал согласился:

— Ладно, я тебе дам. Только смотри, пусть меня оправдают.

Рассказал он ему всё с самого начала. Не забыл и про свои пять сох помянуть. Выслушал тот человек всё до конца, взял у него две рупии и говорит:

— Покажи мне своего ростовщика и его свидетелей.

Сантал так и сделал.

Тогда он пошёл к тем свидетелям и принялся их расспрашивать. Назадавал им всяких смешных вопросов и повыведал, что у них на уме. Больше всего он спрашивал придурковатого. Ростовщик как увидел, что вокруг него толпа собралась, сразу подумал: «Этого свидетеля они сейчас мне испортят, это уж точно». Подошёл к нему и говорит:

— Вот что я тебе скажу. Что бы тебе люди ни говорили, ты их не слушай. Что сахиб (господин, обращение к чиновнику-европейцу) скажет, то и говори, а с другими ни с кем не разговаривай. Говори только, что сахиб скажет.

Так он опять наставлял своего придурковатого свидетеля.

Скоро дошёл черёд до их дела. Сперва судья расспросил ростовщика и сантала, потом вызвали свидетеля сантала.

Привели его к присяге, и судья спрашивает:

— Что ты знаешь насчёт слов этих двоих? Правду говори, правду; что знаешь насчёт их обстоятельств?

Тот отвечает:

— Хузур, насчёт сох я не знаю. Кому знать, из сала они у него, или из асона, или из дхао (распространённые в Индии древесные породы, идущие на различные поделки). Что пять сох он запрягает, это я знаю. А из какого дерева сохи сделаны, того я не знаю.

Как понёс он такое, его и выставили. Потом спрашивают сантала:

— Есть у тебя другие свидетели?

— Нет, других нету, — говорит он. — Этот один.

Тогда стали вызывать свидетелей ростовщика. Первых двух спросили о чём-то, а потом им и сказать больше нечего. Вызвали придурковатого. Вошёл он, встал перед судьёй, а чапраси (служитель) его к присяге приводит, говорит ему:

— Говори правду.

А тот ни слова в ответ, стоит и молчит. Опять ему то же самое:

— Говори правду.

Он всё молчит. Судья спрашивает:

— Ты что, полоумный?

А он, говорят, сразу в ответ:

— Ты что, полоумный?

Судья велит:

— Ардали (сторож или вестовой при официальной администрации), выведи его!

А тот руку протянул, как судья, и повторяет:

— Ардали, выведи его!

Ну, когда он так сказал, все, кто был в суде, расхохотались. Судья сам громче всех смеялся. Выставили их прочь и дело закрыли.

Вышли они из суда, сантал и спрашивает своего свидетеля:

— Ты о чём говорил? Я чего-то не понял.

— Ох! — тот отвечает. — Я хотел говорить об одном, а судья вдруг спросил меня совсем про другое, про сохи спросил: «Что насчёт сох знаешь?»* А ты мне про сохи ничего не сказал, из какого ты их дерева делаешь. Вот я ответил: «Из сала они, или из асона, или из дхао, я того не знаю. Знаю, что он пять сох запрягает». Вспомни, о чём мы с тобой говорили и как судья меня вдруг прервал. Я только хотел всё про дело сказать, тут меня и прочь выгнали.

А две рупии он прикарманил, негодник.

И ростовщик, говорят, тоже стал корить своего придурковатого свидетеля:

— Слушай, я тебя спрашиваю, ты почему не отвечал?

Тот говорит:

— Да ты сам мне сказал: «Что судья скажет, то и говори». Вот я и говорил точно так, как судья. Чапраси мне говорил: «Говори правду». Провалиться мне, если я ему что сказал. Чего мне его слушать? Ты сам мне утром велел ни с кем не разговаривать. А что судья говорил, то и я говорил.

Так ростовщик проиграл своё дело, и пришлось ему выслушать такое решение: «Иск отклоняется».

Вот как сантал был оправдан.

*Непереводимая игра слов. Судья обращается к свидетелю на урду, служившем в конце прошлого и начале нынешнего века основным языком судопроизводства в Британской Индии. Свидетель путает заимствованный из арабского языка термин, имеющий значение «обстоятельство», с созвучным ему словом хинди, обозначающим соху.

Мотив разоблачения на суде ложного и нелепого утверждения при помощи другого нелепого утверждения распространён в самых разных вариантах. Существует целая группа аналогичных по характеру сюжетов, где рассказанная нелепица приводит к абсурду уже вынесенный несправедливый приговор и вынуждает его пересмотреть.

Индийские притчи