Лис-исповедник — Притчи неизвестного происхождения

Лис-исповедник - Притчи неизвестного происхождения

Лис-исповедник

Слонялся лис среди пустырей, где некогда была деревня, и наткнулся на незакрытый кувшин с синей краской, уцелевший от красильни. Бродил лис вокруг да около, упал в кувшин, стал карабкаться и с трудом вылез. И оказался лис выкрашенным в густой синий цвет. Пошёл он дальше. Повстречался ему петух и спросил:

— Что с тобою случилось?

Лис ответил:

— Всю свою жизнь провёл я в грехе, а теперь взялся за ум, отрёкся от мира, постригся в монахи и хочу пойти в Иерусалим.

Петух сказал:

— Если ты отрёкся от греха и хочешь предаться богоугодным делам, возьми и меня с собою, да воздаст тебе за это господь.

Лис взял его с собою, и они пошли дальше. Встретился им коршун. Коршун сказал петуху:

— Чем он тебя соблазнил? За кем ты идёшь?

Петух отвечал:

— Лис постригся в монахи, идёт в Иерусалим, и я вместе с ним.

Коршуну это понравилось, и он тоже пошёл с ними. Потом повстречался им удод и тоже последовал за ними. Так собралось их четверо товарищей.

Лис привёл их к норе и сладко заговорил лукавым своим языком:

— Дети мои, в Иерусалим нельзя идти без пастыря, исповедуйтесь в грехах, получите отпущение, и тогда отправимся в путь.

Те послушались. Лис впустил их в нору — «это-де исповедальня», — а сам сел у входа и сказал им:

— Я отпущу каждому из вас по два греха, но третьего отпустить не могу.

Они изъявили ему благодарность:

— Если отпустишь два греха, кто же осмелится просить об отпущении третьего?

Они считали себя безгрешными, а лис искал только предлога. И сказал он первому из своих послушников, петуху:

— Бог заповедал петухам петь на рассвете, почему же ты поёшь иной раз после вечерней трапезы?

Петух попросил отпустить ему этот грех и обещал никогда больше не совершать его. Лис отпустил ему грех. Затем изволил сказать так:

— Всякий имеет только одну жену, а тебе и десяти мало: чуть попадётся товарищ послабее, ты норовишь и у него отбить жену.

Петух обещал больше этого не делать, лис отпустил ему и этот грех. Тогда он сказал:

— Ты не воин и не лучник, почему же носишь шпоры? Ты ведь никогда в жизни не садился на коня.

Что мог ответить петух насчёт этого третьего греха? Лис оторвал ему голову и положил перед собою. Потом он сказал коршуну:

— Плохой ты певец: ни свистеть, ни щебетать не умеешь, зачем же ты вечно кричишь?

Коршун обещал, что не будет больше этого делать, и лис отпустил ему грех.

Лис сказал:

— Господь определил тебе в пищу ящерицу и мышь. У какой-нибудь вдовы всего одна-единственная наседка, почему же ты отнимаешь у неё цыплят?

Отпустил он коршуну и этот грех. Наконец, он сказал:

— Шесть месяцев ты самец, а другие шесть месяцев самка — что же это такое?

Оторвал он коршуну голову и положил её перед собою. Пока лис расправлялся с этими двумя, удод придумал такую уловку, что превзошёл хитростью самого лиса. Лис спросил удода:

— Кто дал тебе царский венец?

Удод отвечал:

— Премудрый Соломон собственноручно возложил его мне на голову.

Лис спросил его:

— Кто твои свидетели?

Удод отвечал:

— Некий жирный гусь и одна жирная утка.

От жадности и нетерпения у лиса отшибло разум. Он подумал: «Удод мне всего-навсего на один зубок, утки же и гуся хватит на добрую неделю».

Так губит каждого жадность.

Лис оставил пока что петуха и коршуна несъеденными, а сам отправился вслед за удодом. Удод предложил лису залечь в овраг и ушёл.

Повстречался удоду охотник с ястребом, гончими и легавыми. Удод уселся перед ним. Охотник хотел метнуть в него стрелу, но удод вспорхнул и опустился неподалеку от лиса. Охотники погнались за ним. Удод изловчился и заманил их в овраг. Легавые напали на след лиса, догнали и так его разделали, что не разобрать, где кости, где мясо. С превеликим трудом спас истерзанный лис свою жизнь.

Удод крикнул ему:

— Что же, лис, разве я не привёл тебе свидетелей?

Лис отвечал:

— Да постигнет ещё худшая беда исповедника, который требует свидетелей в подтверждение исповеди.

Удод отомстил лису, но петуха и коршуна уже ничто не могло спасти.

Притчи неизвестного происхождения