Невыполненный долг Яо Ли — китайская стратагема № 34 — Нанесение себе увечья

Невыполненный долг Яо Ли - китайская стратагема № 34 - Нанесение себе увечья

Невыполненный долг Яо Ли

Во времена Вёсен и Осеней 70 — 476 гг. до н.э.) уский царь (Узурпатор Хэ Лу) стремился убить царевича Цин Цзи, но никак не мог этого достичь. От этого уский царь пребывал в печали. Тогда Яо Ли сказал:

— Я, ваш слуга, могу это сделать.

Уский царь сказал:

— Куда уж тебе! Я шестёркой лошадей не сумел настичь его на берегу реки Цзян, я стрелял в него из лука, и стрелы вонзались справа и слева, но ни одна не попала в цель. А ты, если обнажишь меч, не достанешь ему до плеча, а бросишься на его колесницу, не сумеешь даже достать до переднего бруса. Нет уж, где тебе!

Яо Ли сказал:

— Когда речь идёт о муже, печалиться можно лишь о недостатке в нём храбрости, но не умения. Если царь искренне хочет мне помочь, мне это удастся.

Уский царь согласился. На другое утро царь обвинил Яо Ли в тяжком преступлении, велел схватить его жену и детей, сжечь их и пепел развеять. Яо Ли бежал. Он направился в Вэй и предстал там перед царевичем Цин Цзи. Царевич Цин Цзи был ему рад и сказал:

— Уский царь утратил Дао. Вы сами это видели, и все чжухоу об этом знают. То, что вам удалось бежать от его руки, прекрасно.

Яо Ли поселился вместе с царевичем и через некоторое время обратился к нему:

— В царстве У нет Дао, и этому не видно конца. Прошу вас взять меня с собой в поход на эту страну.

Царевич Цин Цзи сказал:

— Прекрасно!

Когда же они вместе переправлялись через реку Цзян и уже достигли середины, Яо Ли выхватил меч, чтобы заколоть царевича Цин Цзи, но тот отразил удар и сбросил Яо Ли в воду. Когда тот выплыл, он схватил его и вновь бросил в воду. Так он делал трижды и наконец, сказал:

— Ты поистине настоящий муж в Поднебесной! Дарю тебе жизнь, да прославишься своими заслугами!

Так Яо Ли избежал смерти и вернулся в У. Уский царь был очень рад и хотел разделить с Яо Ли страну. Но Яо Ли сказал:

— Это невозможно, ибо я должен умереть.

Уский царь стал удерживать его, но тот сказал:

— То, что ради вашего дела были убиты мои жена и дети и пепел их развеян по ветру, я считаю, было бесчеловечностью с моей стороны. То, что ради старого господина я хотел убить нового, я считаю, с моей стороны было изменой долгу. То, что я трижды был сброшен в реку Цзян, а потом помилован царевичем Цин Цзи, я считаю, было для меня позором. Бесчеловечному, изменившему долгу, да ещё опозоренному, я считаю, незачем жить.

Уский царь не сумел его удержать, и он закололся своим мечом.

Китайские стратагемы