Спасение падишаха — Притчи неизвестного происхождения

Спасение падишаха - Притчи неизвестного происхождения

Спасение падишаха

Цветистым изреченьям счёта нет,

Но их превыше — правильный совет.

 

Так тонущему брошенный канат

Дороже белокаменных палат,

 

Когда его неистовой волной

Накрыть готова буря с головой.

 

Держа, как аргамака, в поводу.

Рассказ иной сегодня поведу

 

О том, что разум маленький, но свой,

Порой вернее мудрости чужой.

 

«Скажу, не покривив души основой —

Учёным был Восток средневековый —

 

Правитель каждый точно знать хотел,

Что предвещает ход небесных тел —

 

Не скатится ли новою луной

Тюрбан парчовый вместе с головой,

 

Останется ль приветна и добра

Красавица небесная Зухра,

 

Не гневен ли Бахрам в доспехе алом,

С предвестником несчастия — Зухалом,

 

И скоро ли к Источнику Зари

Проявит благосклонность Муштари?

 

Так день за днём учёный звездочёт,

Ума не расслабляя, вёл расчёт,

 

Впивался взором в небо ежечасно,

Высматривая благо иль опасность.

 

Дни мудрых астрономов вдаль текли

Земные, но в отрыве от земли —

 

Чтоб лучше видеть звёзды и планеты

Велись все наблюденья с минарета.

 

Для сохраненья знания веками

Мудрец был окружён учениками —

 

Трёх юношей с податливым умом

Шах закрепил за старым мудрецом,

 

Чтоб им, пытливым, быстрым, но зелёным,

Светилом был в науках искушённый.

 

И разум их, подобно плоду, зрел

Для будущих великих дней и дел.

 

Все юноши талантом обладали,

Усердие к наукам проявляли,

 

«Но что такое знание юнца

Без ёмкого совета мудреца?» —

 

Так мыслил шах. И старый астроном

Себя не видел в качестве ином.

 

Всегда — с времён Адама и доныне —

Мешает видеть Истину гордыня!

 

Надутый самомнением гордец

На троне иль в лачуге — суть глупец…

 

Летело время птичьим караваном,

Был мастер занят делом неустанно,

 

Не видя средь движенья сонных звёзд

Ни риска для владыки, ни угроз.

 

Однажды, по привычке глядя в дали,

Мудрец с учениками обсуждали

 

Не важно что, но в поздний этот час

На землю глянул юношеский глаз

 

И различил — как линии руки! —

На крышах плоских замерли стрелки.

 

Вмиг юноша отточенным умом

Домыслил всю картину целиком.

 

«Готовится на шаха покушенье!..

Но что нам звёзды скажут в подтвержденье?»

 

Спросил издалека: «За жизнь владыки

Всё сердце изболелось, о великий!

 

Развейте же моих сомнений дым,

О, наш достопочтимый муаллим!»

 

Ответил астроном: «Ах, бестолковый!

Не понял, так взгляни на небо снова!

 

Бахрам спокоен, радостна Зухра,

Так было и сегодня и вчера!»

 

«Тогда зачем, оружие сжимая,

Стрелки на крышах утра ожидают?

 

Зачем они, чалмой укутав лик,

Не сводят глаз с ворот Дворца Владык?

 

Быть может то, что в звёздной скрыто мгле,

Скорее мы увидим на земле?

 

Не лучше ль нам занятия прервать

И стражу к этим лучникам послать?»

 

Мудрец воскликнут в полном изумленье,

И меры принял к шахскому спасенью,

 

А юноша, что спас и двор и трон,

Владыкою был щедро награждён…»

 

Кто б ни был твой наставник, дорогой,

Своей всегда рискуешь головой,

 

Ведомый даже любящим отцом,

Шагай по жизни собственным умом,

 

Споткнёшься — не дай Бог! — так сам виновен,

Да будет жизни путь твой прям и ровен!

Притчи неизвестного происхождения