Суть Цзу-Мина — дзенские притчи

Суть Цзу-Мина - дзенские притчи

Суть Цзу-Мина

Цзуй-Ень, думая, что он уже достиг чего-то в дзэне, совсем молодым монахом оставил монастырь Цзу-Мина и отправился странствовать по Китаю. Когда он через много лет посетил монастырь, его старый учитель спросил:

— Скажи мне, в чем суть буддизма?

Цзуй-Ень ответил:

— Если облако не висит над горой, свет луны бороздит волны озера.

Цзу-Мин гневно взглянул на своего бывшего ученика:

— Ты постарел. Твои волосы поседели, твои зубы поредели, а у тебя всё ещё такое представление о дзэне. Как можешь ты избежать рождения и смерти?

Слёзы оросили лицо Цзуй-Еня, и он низко склонил голову. Через несколько минут он спросил:

— Скажите мне, пожалуйста, в чём суть буддизма?

— Если облако не висит над горой, свет луны бороздит волны озера.

Прежде чем учитель кончил говорить, Цзуй-Ень стал просветлённым.

Дзенские притчи

Для ясных глаз — дзенские притчи

Для ясных глаз - дзенские притчи

Для ясных глаз

Су Дунпо и его друг монах Фо Инь часто проводили время вместе. Они пили вино, читали стихи, беседовали о науке.

Однажды, встретившись, как обычно, друзья заговорились и совсем забыли о времени, а когда вспомнили о нём, была уже полночь. Поскольку городские ворота к этому времени уже закрывались, Су Дунпо не мог возвратиться домой, и ему пришлось остаться на ночь в храме у приятеля. Когда место для ночлега было приготовлено, Дунпо подошёл к постели, снял халат, обувь, сел на пол в позу со скрещёнными ногами и, плотно закрыв глаза, стал с силой растирать подошвы ног. Фо Инь, глядя на друга, шутливо заметил:

— Уважаемый эрудит медитирует, устремляясь к Будде и богине милосердия, и совсем не думает о ждущей его дома жене. Да, ничего не поделаешь!

Су Дунпо ничего не ответил, как будто не слышал этих слов. Прошло ещё немало времени, прежде чем он открыл глаза и, рассмеявшись, сказал:

— Дунпо растирает подошвы не для того, чтобы устремляться к богине милосердия, а для того, чтобы усилить зоркость и ясными глазами смотреть на жизнь.

Дзенские притчи

Настоящее чудо — дзенские притчи

Настоящее чудо - дзенские притчи

Настоящее чудо

Когда Банкей читал проповедь в храме Рёмон, священник Синсю, который верил в спасение через повторение имени Будды Любви, позавидовал его большой аудитории и решил поспорить с ним.

Банкей дошёл до середины беседы, когда появился священник, но тот произвёл столько беспорядка, что Банкей прекратил проповедь и спросил о причине шума.

— Основатель нашей секты, — хвастливо начал священник, — обладал такой сверхъестественной властью, что, стоя на одном берегу реки с кистью в руке, он мог через воздух написать имя Амиды на листе бумаги, который держал его помощник на другом берегу реки. Можешь ли ты совершить такое чудо?

Банкей легко ответил:

— Очень возможно, что ваша лиса могла проделывать такой трюк, но это не в обычае Дзэн. Мое чудо в том, что если я голоден, я ем, а если я хочу пить — пью.

Эта же притча

Дзенские притчи

Путь освобождения — дзенские притчи

Путь освобождения - дзенские притчи

Путь освобождения

Досин однажды попросил своего учителя, третьего Патриарха дзэн-буддизма Сосана:

— Пожалуйста, укажи мне путь освобождения.

— Кто же и когда тебя поработил?

— Никто.

— Если это так, — сказал учитель, — то зачем же тебе искать освобождения?

Дзенские притчи

Любитель природы — дзенские притчи

Любитель природы - дзенские притчи

Любитель природы

Один даймё (крупный землевладелец) очень любил хризантемы. Он засадил этими цветами весь свой сад, раскинувшийся позади его дома, и все свои силы и время отдавал ухаживанию за ними.

По сути, даймё уделял хризантемам больше внимания, чем своей жене и наложницам. Многие вассалы подверглись суровому наказанию только за то, что случайно сломали какой-нибудь цветок. Страсть даймё к хризантемам сделала жизнь для всех в доме просто невыносимой.

Однажды, когда кто-то из вассалов по неосторожности сломал цветок, разгневанный даймё приказал бросить его в темницу. Выведенный из себя таким отношением самурай решил совершить самоубийство по древнему воинскому обычаю.

Об этом случае узнал дзэнский наставник Сенгай. Он поспешил вмешаться и уберечь молодого воина от самоубийства по столь пустяковой причине. Не ограничившись решением одного этого дела, Сенгай придумал, как раз и навсегда покончить с причиной всех бед. Дождливой ночью, в пору цветения хризантем, Сенгай пробрался с серпом в сад и срезал все цветы, все до последнего.

Услышав доносящийся из сада странный шорох, даймё выглянул и заметил силуэт какого-то человека. Схватив меч, он выскочил из дома. Подбежав к Сенгаю, он узнал его, но выкрикнул:

— Эй, что тебе здесь нужно?

Сенгай спокойно сказал:

— Даже трава, подобная этой, в конце концов разрастается, если её не срезать.

Даймё осмотрелся вокруг, на срезанные цветы, и… словно пробудился ото сна. Он осознал, как неправильно он поступал. Впредь он никогда более не выращивал «хризантем».

Любитель цветов!

Ты стал неприметно

Рабом хризантем.

Еса Бусон

Дзенские притчи

Тонкий шёлк — дзенские притчи

Тонкий шёлк - дзенские притчи

Тонкий шёлк

Когда кто-то сказал, что обложки из тонкого шёлка неудобны тем, что быстро портятся, Тонъа заметил в ответ:

— Тонкий шёлк становится особенно привлекательным после того, как края его растреплются, а свиток, украшенный перламутром, — когда ракушки осыплются.

С тех пор я стал считать его человеком очень тонкого вкуса.

В ответ на слова о том, что-де неприятно смотреть на многотомное произведение, если оно не подобрано в одинаковых переплётах, Кою-Содзу сказал:

— Стремление всенепременно подбирать предметы воедино есть занятие невежд. Гораздо лучше, если они разрозненны.

Эта мысль кажется мне великолепной. Вообще, что ни возьми, собирать части в единое целое нехорошо. Интересно, когда что-либо незаконченное так и оставлено, — это вызывает ощущение, будто жизнь течёт долго и спокойно.

Один человек сказал как-то:

— Даже при строительстве императорского дворца одно место специально оставляли недостроенным. Во внутренних и внешних сочинениях, написанных древними мудрецами, тоже очень много недостающих глав и разделов.

Дзенские притчи

Такой же, как все — дзенские притчи

Такой же, как все - дзенские притчи

Такой же, как все

Жил был человек. Жил как все, работал как все, и даже умер как все.

Но кто-то написал о нём притчу и отдал её мастеру дзэн. Мастер дзэн знал, что с ней делать и поэтому превратил её в свое учение. И учение распространилось по местности, и стали люди восхвалять мастера дзэн, которому, в общем, было всё равно. И стали они стекаться толпами, чтобы послушать это великое учение.

И пришёл однажды послушать учение мастера дзэн обычный человек, который жил как все и работал как все. И понравилось ему учение, и последовал он советам. И стал он светлее и мудрее, хотя мало кто это заметил, кроме него самого. И написал он притчу про своего соседа, который никогда не ходил слушать учения мастера, но жил как все. И отдал эту притчу мастеру дзэн. А мастер дзэн, которому было всё равно, сказал: «Спасибо». И продолжал распространять своё учение.

Дзенские притчи

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь» — дзенские притчи

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь» - дзенские притчи

Нансэн говорит: «Обычное сознание — это путь»

Дзёсю спросил у Нансэна:

— Что такое Путь?

— Твоё обычное сознание — это и есть Путь, — ответил Нансэн.

— Идёт ли он в каком-то определённом направлении? — спросил Дзёсю.

— Чем больше ты ищешь его, тем больше он уходит от тебя, — ответил Нансэн.

— Как же вы знаете, что это Путь?

— Путь не относится к известному или неизвестному. Знание — иллюзия. Незнание — слабость рассудка. Когда же ты постигаешь этот незамысловатый Путь, он подобен безграничности пространства, бездонной пустоте. Как он может быть этим или тем, быть или не быть?

Услышав эти слова, Дзёсю достиг внезапного просветления.

Дзенские притчи

Сухие листья — дзенские притчи

Сухие листья - дзенские притчи

Сухие листья

Новый императорский сад готовили к открытию три года. Наконец, все работы были завершены, и император пригласил всю знать полюбоваться красотой сада.

Все были в восторге и рассыпались в комплиментах. Но императора интересовало мнение Мастера Лин-чи, который считался непревзойдённым знатоком этого вида искусства. Когда император обратился к Лин-чи, все присутствующие обернулись, и воцарилась тишина. Лин-чи ответил:

— Странно, но я не вижу ни одного сухого листа. Как жизнь может существовать без смерти? Из-за того, что здесь нет сухих листьев, сад мёртв. Я думаю, что сегодня утром его очень тщательно подметали. Прикажите принести немного сухих листьев.

Когда листья принесли и разбросали, ветер начал играть ними. Шорох листьев — и сад ожил!

Мастер сказал:

— Теперь всё в порядке. Ваш сад прекрасен, но он был слишком ухожен. Искусство становится величайшим, когда не обнаруживает себя.

Дзенские притчи

Настоящие друзья — дзенские притчи

Настоящие друзья - дзенские притчи

Настоящие друзья

Давным-давно в Китае жили два друга, один из них искусно играл на арфе, другой — искусно слушал. Когда первый играл и пел о горах, второй говорил: «Я вижу горы перед нами».

Когда первый играл о воде, слушатель восклицал: «Я вижу бегущий поток».

Но вот второй заболел и умер.

Первый из друзей перерезал струны своей арфы и никогда больше не прикасался к ней. С этого времени обычай перерезать струны арфы является знаком настоящей дружбы.

Дзенские притчи

Мотыга — дзенские притчи

Мотыга - дзенские притчи

Мотыга

Однажды, когда монахи должны были работать на улице, Обаку вышел во двор в сопровождении Риндзая. Оглянувшись, Обаку увидел, что Риндзай стоит с пустыми руками.

— Где твоя мотыга? — спросил Обаку.

— Кто-то взял её! — ответил Риндзай.

— Подойди сюда. Я хочу поговорить с тобой.

Риндзай подошел. Обаку поднял свою мотыгу и сказал:

— Вот, смотри! Ни одно существо в Поднебесной не может взять её в руки и поднять её так!

Риндзай выхватил мотыгу у него из рук и поднял её над головой со словами:

— Почему же я держу её сейчас в руках?

— Сегодня один мой знакомый потрудился на славу, — сказал Обаку и вернулся в храм.

Дзенские притчи

Дзэн Будды — дзенские притчи

Дзэн Будды - дзенские притчи

Дзэн Будды

Будда сказал:

«Я считаю королей и правителей пылинками праха. Я смотрю на сокровища, золото и жемчуг как на кирпич и гальку. Я смотрю на лучшие шёлковые одежды как на рваные лохмотья. Я вижу мириады миров Вселенной как маленькие зёрнышки, а самое большое озеро в Индии — как капельку масла на моей ноге.

Я понимаю, что учение о мире — это иллюзии фокусников.

Я различаю высшее понятие освобождения как золотую ткань во сне и смотрю на святую дорогу среди освещённых дорог как на цветы перед глазами. Я вижу медитацию как опору горы. Нирвану — как ночное сновидение среди дня.

Я смотрю на суждения о верном и неверном как на коварный танец дракона, а на зарождение и гибель убеждений как на слёзы, оставляемые четырьмя временами года».

Дзенские притчи