Дочери как сыновья — казахские притчи

Дочери как сыновья - казахские притчи

Дочери как сыновья

У одного бая было трое дочерей и ни одного сына. Бай страдал: «Дочь — не сын. Козлятина — не мясо. Осёл — не транспорт. Чай — не еда», — приговаривал он.

Дочери выросли, вышли замуж и покинули отчий дом. Бай со своей старухой остались одни. В один год случился страшный джут (стихийное бедствие), и вся скотина бая, не выдержав голодной зимы, погибла. Совсем оставшись без средств к существованию, бай выехал к своим дочерям. Дочери его, посоветовавшись, решили помочь отцу, кто чем может. К какой из них бы он ни приехал, его дочери с зятьями сначала кормили мясом, поили чаем, потом давали сотню баранов, десяток другой коров и лошадей и провожали с почётом домой.

Бай, возвращаясь домой, приговаривал: «Дочь как сын, если отца не забывает, козлятина вкусна, если достаточно жирна, осёл хороший транспорт, если дорога удалась, чай приятно пить, если на душе легко».

Так бай благодарил Всевышнего за то, что он послал ему дочерей.

Казахские притчи

Коня никому не доверю — казахские притчи

Коня никому не доверю - казахские притчи

Коня никому не доверю

Трое молодых путников, путешествуя верхом, решили сделать привал — самим выспаться, а коней отпустить пастись.

Один из них, претендующий на звание муллы сказал, отпуская своего коня в безветренную ложбину:

— Эй, Аллах, только тебе его доверяю.

Другой молодой человек, увлекавшийся суфизмом, поддержал его:

— Господи, на всё есть воля твоя.

И направил своего коня туда же. Третий джигит сказал смеясь:

— А я своего коня никому не доверю.

И направил своего коня в наветренную сторону, откуда волки никогда не нападают.

Проснувшись, путники кинулись искать своих коней. Конь с наветренной стороны пасся, цел и невредим, а коней набожных путников съели волки.

Казахские притчи

Мудрый Жиренше и красавица Карашаш — казахские притчи

Мудрый Жиренше и красавица Карашаш - казахские притчи

Мудрый Жиренше и красавица Карашаш

Мудрец Жиренше и красавица Карашаш счастливо прожили вместе до глубокой старости. Ум этих людей был глубок и беспределен, как море, речь текла из их уст, подобно песне соловья.

Жиренше был на охоте, когда умерла Карашаш. По обычаю того времени, товарищи его выехали на дорогу, чтобы уведомить его о несчастье.

Вдали показался Жиренше. Он ехал шагом и пел весёлую песню. У седла его висело три убитых гуся. Товарищи пригласили Жиренше присесть возле них и, не решаясь сообщить ему горестную весть, начали беседу издалека.

— Ты повсюду прославился своей мудростью, Жиренше, — сказали они. — Так ответь же нам: чего лишается человек, когда у него умирает отец?

— Умер отец — рухнули стены крепости, хранившие человека от бед.

— Хорошо, — сказали товарищи. — Чего же лишается человек, когда у него умирает мать?

Жиренше ответил:

— Умерла мать — иссяк родник любви, поивший человека.

— Хорошо, — сказали товарищи. — С чем же ты сравнишь смерть брата?

Жиренше ответил:

— Умер брат — пала опора, поддерживавшая человека.

— Скажи же напоследок, мудрый Жиренше, что теряет человек со смертью любимой жены?

— Моя Карашаш умерла! — вскричал Жиренше, сразу догадавшись обо всём.

Он хотел поспешить к телу своей возлюбленной и, весь в слезах, стал подниматься на ноги, опираясь на рукоять плети. Но рукоять переломилась под ним, и Жиренше, мёртвый, повалился на землю.

Казахские притчи

Хитрый Алдар-Косе — казахские притчи

Хитрый Алдар-Косе - казахские притчи

Хитрый Алдар-Косе

Жил в одном ауле безбородый хитрец Алдар-Косе. Глаза у него были острые, ноги быстрые, руки проворные, а ум ещё проворнее. Любил Алдар-Косе пошутить и посмеяться, особенно над глупцами и скрягами. Богатства у него не было, но хитростью он не раз добывал себе на обед жирного барана.

Жатыр-бай был человеком жадным и глупым. Стада у него были большие: начнёт считать на рассвете, а закончит на закате. Пришёл к нему как-то Алдар-Косе и говорит:

— Почтенный бай, есть у меня два рубля, а кошелька нет. Хожу, держу деньги в руке — рука устала. Хочу я от этих денег избавиться. Не поможешь ли ты мне?

— Давай, давай, помогу! — обрадовался бай. — Скажи только, как?

— Продай мне за два рубля какого-нибудь плохонького козлёнка, — говорит Алдар-Косе.

Подумал, подумал бай: «Ну что ж, можно продать». Поймал в стаде хроменького козлёнка, тощего, чуть живого, которому всего-то два дня до смерти осталось, и подаёт Алдару-Косе:

— Вот бери, хоть и жалко дёшево отдавать. Хороший козлёнок. Давай два рубля!

Алдар-Косе взял козлёнка, а деньги в кулаке держит:

— Знаешь что, почтенный бай. Я передумал. Бери два рубля и козлёнка в придачу, а мне дай ягнёнка.

«Что ж, неплохая мена, — подумал бай, — два рубля да ещё козлёнок в придачу!» — и пошёл ловить ягнёнка. Поймал самого маленького и подаёт Алдару-Косе:

— Вот, бери. Хороший ягнёнок. Давай два рубля и козлёнка.

Алдар-Косе взял ягнёнка, а деньги в кулаке держит и козлёнка из рук не выпускает:

— Знаешь что, почтенный бай. Я передумал. Бери два рубля, козлёнка и ягнёнка в придачу, а мне дай козу.

«Неплохая мена, — подумал бай, — два рубля да козлёнок, да ещё ягнёнок в придачу». И пошёл ловить козу. Поймал самую тощую и подаёт Алдару-Косе:

— Вот, бери, хорошая коза. Давай два рубля, козлёнка и ягнёнка.

— Постой, постой, почтенный бай! — говорит Алдар-Косе. — Я передумал. Бери два рубля, козлёнка, ягнёнка и козу в придачу, а мне дай только одного барана, но позволь мне самому его выбрать.

«Вот эта мена выгодней всех других! — подумал обрадованный бай. — Два рубля, козлёнок, ягнёнок да ещё коза в придачу — и всё это за одного барана!» И говорит Алдару-Косе:

— Что ж, выбирай!

Выбрал Алдар-Косе себе самого большого, жирного барана, отдал баю два рубля, козлёнка, ягнёнка и козу в придачу, взвалил барана на плечи и пошёл, а бай Жатыр-бай посмеивался, потирая руки:

— Ну и глупец же Алдар-Косе! Столько добра отдал за одного только барана!

Так и не понял бай, кто из них в дураках остался.

Казахские притчи

Слепой и зрячий — казахские притчи

Слепой и зрячий - казахские притчи

Слепой и зрячий

В далёкие времена жил слепой. Как-то раз пришло ему на ум предъявить свои права на жену зрячего.

— О люди, — сказал он, — жена моя была недовольна, что я слепой, познакомилась с чужим мужчиной и сбежала от меня. Я не знал, где она скрывается. Сегодня я случайно нашёл её.

И он схватился за платье жены зрячего. На крик слепого сбежались люди. Они были уверены, что слепой говорит правду, стали его жалеть. Повёл слепой пойманную им женщину и её мужа к баю.

— Вот эта женщина была моей женою, — сказал он, — а этот мужчина сбил её с пути, забрал к себе. Только сегодня я нашёл их и привёл к вам. Разберите моё дело и верните мне жену.

— Что вы скажете на это? — спросил бай у женщины и у зрячего.

— Я жена вот этого человека, — сказала женщина, — а слепого совсем не знаю.

— Женщина действительно моя жена, — сказал зрячий, — я с нею повенчан и заплатил калым.

Бай посадил всех троих в отдельные юрты и незаметно поставил людей подслушивать: о чём каждый из них будет говорить.

— О Боже! Чем я тебя прогневила, что ты послал ко мне какого-то слепого? Не допусти, чтобы я попала к нему в руки, — рыдала женщина в своей юрте.

— О, лживый слепой! Ты расплатишься за свои дела! — говорил раздражённо зрячий.

— О, слепой! Ловко ты затеял дело! Если Аллах поможет, то ты будешь иметь жену, — рассуждал сам с собой слепой.

Поставленные баем люди донесли ему обо всём. Тот потребовал к себе слепого, зрячего и его жену и рассказал им, о чём каждый из них размышлял в своей юрте. Раздосадованный слепой прикусил свой палец до крови. Бай отпустил зрячего и его жену, а слепого наказал.

Казахские притчи

Акын — казахские притчи

Акын - казахские притчи

Акын

Один акын (поэт) лежал при смерти. Давно уже были решены все имущественные дела, наследство завещано, даны всевозможные наставления домочадцам, прощения у людей испрошены, молитвы прочтены. Оставалось ждать смерти. Но смерть не шла.

И сыновья, ещё раз наклонившись к отцу, спросили:

— Не хотите ли ещё чего сказать, отец?

— Гостя на пороге не держите, меня после смерти, не срамите, — сказал поэт и отдал богу душу.

Казахские притчи