Единственный чиновник — Пу СунЛин — притчи

Единственный чиновник - Пу СунЛин - притчи

Единственный чиновник

Цзинаньский чиновник господин У отличался твёрдой прямотой, ни за чем не гнался. В его время существовало такое подлое обыкновение: если кто-нибудь из алчных взяточников попадался в преступлении, но покрывал дефициты казначейства из своих средств, то начальство это немедленно замазывало, а взятка делилась среди сослуживцев.

Никто не смел действовать вопреки этому обыкновению. Так же велели поступать и нашему господину У. Но он этого распоряжения не послушался.

Его принуждали, но безуспешно. Рассердились, принялись поносить и бранить его. У тоже отвечал злым тоном.

— Я, — говорил он, — чиновник хотя и небольшой, но так же, как вы, получил повеление моего государя, так что можете на меня доносить, можете меня карать, но ругать и бесчестить меня вы не вправе. Хотите моей смерти — пусть я умру. Но я не могу брать от государя жалованье и в то же время покрывать и искупать чужие неправедные взятки.

Тогда начальник изменил выражение лица и взял тёплый, ласковый тон.

— Послушайте, — говорил он, — всякий вам скажет, что в этом мире нельзя жить прямою правдой. Люди, конечно, этой прямой правды лишены. А раз так, то можно ли, в свою очередь, обвинять эту нашу жизнь за то, что правдой действовать нет возможности?

Как раз в это время в Гаоюане жил некий My Цинхуай, к которому приходила лиса и сейчас же начинала с большим воодушевлением беседовать с людьми. С кресла раздавался звук голоса, но человека не было видно.

My как-то прибыл в Цзинань. Посетители стали беседовать, и во время беседы один из них задал такой вопрос:

— Скажите, святая, — вы ведь знаете решительно всё, — разрешите спросить вас: сколько всего в нашем городе правительственных чиновников?

— Один, — был ответ.

Все смеялись. Гость снова задал вопрос, как это так.

— Да, — продолжала лиса, — хотя во всем вашем уезде и наберётся семьдесят два чиновника, но чтобы кого назвать настоящим, — так это одного лишь господина У.

Притчи разных авторов и мудрецов

Любовь Иисуса — притчи Ошо

Любовь Иисуса - притчи Ошо

Любовь Иисуса

Халиль Джербан написал притчу. Её нет в Евангелии. Такого случая, скорей всего, и не было, но он кажется абсолютно правдоподобным. Если этого случая не было, то он должен был случиться.

Однажды Иисус шёл из одного города в другой. Он шёл через большой сад и остановился отдохнуть под деревом. Сад принадлежал Марии Магдалине.

Она была известной проституткой, очень богатой. Её посещали многие богатые люди. Приобрести её любовь было очень трудно — было слишком много конкурентов. А она была одна из наиболее прекрасных женщин, когда-либо живших на Земле.

Магдалина выглянула из окна и увидела Иисуса. Она внезапно забыла, кем она является. Она вышла из дома, как под гипнозом, и побежала к нему. А ведь для неё он был просто бродяга, бездельник. Она разбудила его и сказала:

— Почему ты отдыхаешь здесь? Пойдём в мой дом.

Её влекло к нему. Она влюбилась.

Иисус сказал:

— В следующий раз, когда я буду проходить по этой дороге, я зайду в твой дом, но сейчас я уже отдохнул, а мне ещё далеко идти. Спасибо.

Она почувствовала себя оскорблённой. Она сказала:

— Разве ты не знаешь, кто я? Разве ты никогда не слышал имени Марии Магдалины?

Иисус ответил:

— Я знаю тебя, я слышал твоё имя. Но я зайду к тебе в следующий раз.

Мария Магдалина, должно быть, обезумела. Она сказала:

— Я предлагаю тебе свой дом, я предлагаю тебе своё сердце и любовь. Разве ты не можешь быть немного более вежливым, более любящим и сострадательным?

И Иисус сказал:

— Только я могу любить тебя, больше никто.

На этом кончается рассказ Халиля Джербана.

Иисус сказал: «Только я могу любить тебя, больше никто». И это правда, потому что для того, чтобы любить, человек должен быть любовью.

Притчи разных авторов и мудрецов

Сара и старые туфли — притчи Крайона

Сара и старые туфли - притчи Крайона

Сара и старые туфли

Сара была просветлённой женщиной новой эпохи. Она понимала необходимость ответственного отношения к жизни и знала, что ей надлежит найти причину своего пребывания на этой планете. Поэтому Сара спросила у наставников, что ей делать для того, чтобы найти «своё место» (место, на котором она согласилась быть), и они ей всё подробно рассказали. Она поняла, как это делается, и приступила к со-творению того, чем ей хотелось бы заниматься в жизни.

Сара хотела заниматься экологией, чтобы участвовать в улучшении условий жизни на Земле. Поэтому, когда внезапно появилось окно возможности, она смогла именно этим и заняться. Возможность представилась в виде работы в компании, занимавшейся передовыми экологическими системами. Сара была в восторге, она поверила в то, что сможет помочь очень многим людям. Компания, где ей предстояло осуществить цель всей жизни, располагалась в комфортабельном офисе на другом конце города, и ей нужно было ездить туда каждый день.

«Вот зачем я здесь, — поняла она. — Мне так это нравится». На душе у неё было светло и радостно. Когда она приступила к работе, всё оказалось прекрасно, за исключением одного. Обретая нынешнее воплощение на Земле, Сара получила боязнь замкнутого пространства. На работу ей нужно было добираться в метро, и дважды в день она испытывала приступ клаустрофобии. Каждое утро она входила в метро, и её потихоньку начинал сжигать страх. Она впадала в панику, вспотевшими руками хваталась за поручень, и её сердце бешено колотилось на протяжении всех двадцати пяти минут, которые занимала дорога до её любимой работы.

Месяц спустя Сара встретилась со своими наставниками и с болью призналась:

— Это не для меня. Мне нужно поискать другую работу.

— Как это, — спросили наставники, — не со-творила ли ты именно то, что хотела? Разве это не победа?

— Я не могу больше ходить на эту работу из-за клаустрофобии, — ответила Сара. — Путь туда и обратно напрочь портит мне весь день!

— Сара, — предложили наставники, — а что, если мы уничтожим страх, а не работу?

— Не знаю, — сказала Сара в замешательстве, — с этим страхом я живу уже 35 лет, а работаю всего месяц.

Как видите, Сара свыклась со своим страхом. Он, как старые туфли, был чем-то вроде друга — данностью, чем-то, что всегда было с ней. И, как старые туфли, он мог быть уродливым и изношенным, но она настолько привыкла, что уже и не хотела ничего менять.

Это не вымышленная история. Сара — реальный человек, и боязнь закрытого пространства, работа, проблемы — тоже реальны. Вам будет приятно узнать, что Сара сумела преодолеть свои страхи, и до сих пор она спокойно и радостно ездит в метро на любимую работу. Однако были времена, когда она сомневалась в возможности подобного. Она часто говорила: «Что? Эта психологическая проблема была всегда. Как от неё избавиться? Ничего не поделаешь!»

Сара наконец решила, что работа важнее, чем страх, и, к своему удивлению, обнаружила, что на её желание избавиться от клаустрофобии Бог ответил почти немедленно. Её мозг был настроен так, что порождал боязнь замкнутого пространства, но он же обладал и способностью избавиться от неё. Что и произошло, когда Сара разобралась в себе!

Притчи разных авторов и мудрецов

Священник в раю — притчи Ошо

Священник в раю - притчи Ошо

Священник в раю

Как-то раз умер один священник. Конечно, он с самого начала был уверен, что попадёт в рай, на небеса. Он прибыл туда, и всё было прекрасно. Дом, в который он попал, был просто великолепен, это был самый восхитительный дом из всех, о которых он только мог мечтать. В тот миг, как у него появлялось желание, немедленно возникал слуга. Если он был голоден, слуга держал в руках поднос с едою, самой изысканной из той, что он когда-либо пробовал. Если он испытывал жажду, то ещё до того, как его желание формировалось в мысль, пока оно всё ещё было чувством, появлялся человек с напитками.

Так это и продолжалось, и он был очень счастлив два или три дня, а потом он начал ощущать беспокойство, потому что человеку необходимо что-нибудь делать, вы не можете просто сидеть в кресле. Только человек Дао может вот так сидеть в кресле и сидеть, сидеть, сидеть… Вы этого не можете.

Священник забеспокоился. Два-три дня выходных, небольшой отдых — это нормально. При жизни он был так активен: множество публичных служб, миссии, церкви, проповеди; он был настолько вовлечён в дела общины и паствы, что теперь он с удовольствием отдыхал. Но сколько ж можно отдыхать? Отдыхать хорошо до тех пор, пока, рано или поздно, выходные не закончатся, и тогда вы возвращаетесь в мир, в свой привычный круг деятельности. Он стал беспокоен, начал чувствовать какое-то неудобство.

Вдруг появился слуга и спросил:

— Чего ты хочешь? Это твоё чувство — не потребность, ты не голоден, не испытываешь жажду, ты просто неспокоен. Так что же мне сделать?

— Я не могу всегда сидеть здесь, не могу же я сидеть вечно, я хочу чем-нибудь заняться, — объяснил священник.

— Это невозможно, — возразил слуга. — Все твои желания здесь будут нами исполнены, что за нужда тебе что-то делать? Это ни к чему, и поэтому такое тут не предусмотрено.

Священник обеспокоился ещё больше и воскликнул:

— Да что же это за Рай такой?!

— Какой Рай? Какой ещё Рай? С чего ты взял, что это Рай? — удивился слуга. — Это — Ад. Кто тебе сказал, что это Рай?

И это действительно был ад. Теперь-то он понял: без деятельности — это был ад. Он должен был рано или поздно сойти с ума. Без общения и без разговоров, без необходимости проводить службы, без язычников, которых нужно обращать в христианство, без глупых людей, которых надо делать мудрыми, чем он мог заниматься?

Только человек Дао смог бы изменить тот ад и обратить его в небеса. Человек Дао, где бы он ни был, умиротворён, покоен. Он делает только самое необходимое, и, если вы сделаете это необходимое за него, то он станет ещё счастливее. Всё несущественное отброшено.

Притчи разных авторов и мудрецов

Тадж-Махал — история любви — притчи Ошо

Тадж-Махал — история любви - притчи Ошо

Тадж-Махал — история любви

Настоящее искусство означает нечто такое, что помогает тебе быть медитативным. Гурджиев называл настоящее искусство объективным искусством, оно помогает тебе медитировать. Тадж-Махал — это настоящее искусство. Туда стоит съездить.

Я хотел бы рассказать историю о том, как Тадж-Махал пришёл в существование.

Один человек приехал из Шираза, Ирана. Его звали Ширази, потому что он происходил из Шираза. Он был великим художником, самым знаменитым в Ширазе. И он был чудесным человеком. Прежде чем он появился в Индии, появилась тысяча и одна история о нём. Императором был Шах-Джахан; он слышал об этих историях. Он пригласил скульптора ко двору. Ширази был суфийским мистиком.

Шах-Джахан спросил его:

— Я слышал, что ты можешь изваять всё тело мужчины или женщины, просто коснувшись их руки и не видя их лиц. Это правда?

— Дай мне один шанс, — ответил Ширази, — но с одним условием. Помести двадцать пять прекрасных женщин из твоего дворца за занавес. Позволь мне коснуться их рук из-за занавеса. Я коснусь их рук и выберу одну, но с одним условием. Кого бы я ни выбрал, я сделаю её статую; если статуя будет абсолютно истинной, и ты, и весь твой двор будут удовлетворены, тогда эта женщина будет моей. Я хочу на ней жениться, я хочу женщину из твоего дворца.

Шах-Джахан был готов. Он сказал:

— Я согласен.

Двадцать пять прекрасных рабынь поместили за занавес. Он прошёл от первой до двадцать пятой и отверг их всех. Просто ради забавы дочь Шах-Джахана, стоявшая за занавесом, когда все двадцать пять были отвергнуты, протянула руку. Он коснулся её руки, закрыл глаза, почувствовал что-то и сказал:

— Вот моя рука.

И он надел на руку кольцо в знак того, что, в случае успеха, она будет его женой.

Шах заглянул за занавес и пришёл в ужас: «Что наделала эта девочка?» Но он не беспокоился, потому что было почти невозможно сделать скульптуру женщины, просто коснувшись её руки.

На три месяца Ширази исчез в своей комнате. Днём и ночью он работал. Через три месяца он пригласил императора, и весь двор и император не могли поверить своим глазам. Она была в точности похожа! Он это смог. Император не нашёл ни одного изъяна — он хотел найти изъян, потому что не хотел, чтобы его дочь вышла замуж за бедного человека, но теперь не было никакого выхода: он дал слово.

Он был встревожен, и его жена так встревожилась, что заболела. Она была беременна, и, рожая ребенка, умерла в агонии. Её звали Мумтадж Махал. И король пришёл в отчаяние — как спасти дочь? Он попросил скульптора прийти и рассказал ему всю историю.

— Это была ошибка. Во всём виновна девушка, но посмотри на мою ситуацию: моя жена умерла, и умерла потому, что не могла согласиться, чтобы её дочь вышла замуж за бедного человека. И я тоже не могу согласиться, хотя и дал слово.

Скульптор сказал:

— Не о чем беспокоиться. Ты должен был мне сразу рассказать; я вернусь в Шираз. Не беспокойся. Забудь об этом!

— Но это невозможно, — сказал король, — я не могу забыть. Я дал тебе слово. Подожди. Дай мне подумать.

Премьер-министр предложил:

— Сделай такую вещь: твоя жена умерла, это великий художник, и он это доказал. Пусть он сделает копию в память о твоей жене. Ты должен создать красивую могилу, самую красивую в мире. И сделай условием, что если ты одобришь эту копию, тебе придётся отдать дочь ему в жёны. Если ты её не одобришь — всё кончено.

Это обсудили с художником, и он был согласен.

«А я, — подумал король, — никогда не одобрю».

И Ширази сделал множество копий, и они были так красивы, но всё же король упорствовал и говорил: «Нет, нет, нет». Первый министр пришёл в отчаяние, потому что эти копии были редкой красоты, и отвергать её было несправедливо. И он распустил слух, позаботившись о том, чтобы он дошёл до скульптора, будто девушка, которую он выбрал, очень больна. Неделю она была больна, через неделю ей стало ещё хуже, а на третью неделю она умерла — по слухам. Когда до скульптора дошёл слух, что девушка умерла, он сделал свою последнюю копию. Девушка умерла — его сердце было разбито. И это была последняя копия. Он принёс её королю, и тот её одобрил. Трюк был в том, что девушка была больна, и не было больше речи о том, чтобы он на ней женился.

Эта копия стала Тадж-Махалом. Эта копия была создана суфийским мистиком. Как он мог создать весь образ женщины, просто коснувшись её руки? Наверное, он был в каком-то другом пространстве. Наверное, в то мгновение он не был в уме. Это мгновение должно было быть мгновением великой медитации. В то мгновение он коснулся энергии, и, просто чувствуя энергию, воссоздал весь образ.

Сейчас это гораздо легче понять логически благодаря фотографии Кирлиана, потому что у каждой энергии есть собственный образец. Твоё лицо не случайно; твоё лицо такое, потому что у тебя определённый образец энергии. Твои глаза, волосы, твой цвет — всё это потому, что у тебя определённый личный образец энергии.

Медитирующие работали над образцами энергии веками. Как только ты знаешь образец энергии, ты знаешь всю личность. Ты знаешь её насквозь, всю, потому что энергия создает всё. Ты знаешь прошлое, ты знаешь настоящее, ты знаешь будущее. Как только образец энергии понят, у тебя есть ключ, понимание всего, что случилось с тобой и что случится. Это объективное искусство. Этот человек создал Тадж-Махал.

Медитируя на Тадж-Махал в ночь полнолуния, твоё сердце начинает пульсировать новой любовью. Тадж-Махал по-прежнему несёт энергию любви. Мумтадж Махал умерла из-за любви к дочери; Шах-Джахан страдал из-за любви; и Ширази создал эту модель, потому что глубоко страдал, потому что был глубоко ранен, потому что его будущее было тёмно. Женщины, которую он выбрал, больше не было. Из великой любви и медитативности Тадж-Махал пришёл в существование. Он всё ещё несёт эту вибрацию.

Притчи разных авторов и мудрецов

Последний танец эльфа — Притча от Пихто Твердятича

Последний танец эльфа - Притча от Пихто Твердятича

Последний танец эльфа

Между людьми и эльфами было три больших войны, и все три эльфы проиграли. Тому, почему это произошло, посвящены бесчисленные труды многих известных историков — и людей и эльфов, хотя ни один из них так и не ответил на поставленный вопрос. Однако сейчас не об этом.

Мало кто из людей был в эльфийском городе — Ясеневом Граде, но те, кому всё же посчастливилось там быть, конечно же, видели памятник танцующему Эларре. Эларра — эльф, и памятник ему поставили в память о войне (первой) между людьми и эльфами. Этот эльф, наверное, единственный, кто удостоился вечной памяти своего народа, хотя он не убил ни одного человека. Чем же он запомнился? И почему именно его помнят эльфы как самого мужественного воина?

Если бы люди умели хранить память, так как хранят её эльфы, то они наверняка поставили бы памятник разбойнику Ласу, прозванного эльфами «Чёрной лисицей». Крупными армиями Лас никогда не командовал, однако его небольшой отряд истребил эльфов больше, чем даже Последняя битва, которая случилась на исходе третьей войны между людьми и эльфами. Чёрная лисица никому не подчинялся, и всё же в войне с эльфами это был самый отчаянный и страшный боец. Некоторые люди говорили, что он мстит эльфам за убитого сына. Другие уверяли, что Ласом властвует отвергнутая любовь — он якобы был влюблён в эльфийку, которая не пожелала связывать свою жизнь со смертным. Что из этого правда — неизвестно, однако Лас действительно испытывал по отношению к эльфийскому народу жгучую ненависть. Пленных эльфов Чёрная лисица ставил на горящие уголья и заставлял танцевать, пока их ноги не прогорали до самых костей. И только тогда Лас позволял несчастным умереть.

Однажды в плену у Лисицы оказался эльф Эларра. Эларра был сказителем, или как зовут их люди — менестрелем. Во время первой и второй войны сказителей (и людей, и эльфов) воины никогда не трогали, и лишь во время третьей войны различий между воинами и мирными жителями не стало — это было жестокое и ужасное побоище, в результате которой эльфы покинули наш мир. История же, героями которой были Лас-Чёрная лисица и эльф Эларра, случилась во времена первой войны, когда битва между эльфами и людьми была уделом лишь воинов. И всё же Лас пренебрёг табу, и неволил сказителя Эларру. Про Эларру в те далёкие времена знали все — не было более чистого голоса на всей земле и слушать его приходили не только эльфы. Люди, гномы, великаны и другие народы собирались в одном месте, чтобы услышать Эларру, и несколько раз сказитель, благодаря своему голосу, останавливал кровопролитие между враждующими сторонами. Но Чёрная лисица поставил Эларру в центр горящего костра (как и воинов-эльфов) и сказал ему то же, что говорил всегда:

— Ну, танцуй же, эльф. Если ты сможешь танцевать до самого утра, я оставлю тебе жизнь.

Эларра, стоя в огне, даже не шелохнулся, хотя над костром уже вился запах горящей плоти.

— Что же ты стоишь? Разве тебе не дорога твоя жизнь? — воскликнул Чёрная лисица и расхохотался.

— Ты хочешь, чтобы я танцевал? — спокойно спросил Эларра, будто не его ноги сейчас сгорали в огне.

— Да, — согласился Лас и опять расхохотался.

— Тогда жизнь одного эльфа — это слишком мало, чтобы заставить меня танцевать.

— Даже если это твоя жизнь? — удивился Лас.

Эларра кивнул.

— Чего же ты хочешь взамен? — спросил Лас.

— Мне нужны жизни всех эльфов, которых ты не убил. Я хочу, чтобы ты закончил свою войну, — ответил эльф.

— Я не могу закончить войну, — ответил Чёрная лисица, — я всего лишь разбойник.

— Я говорил про твою войну, — отозвался Эларра.

— Только я? — вновь был удивлён Лас, — и ради этого ты согласен танцевать в огне до самого утра?

— Для меня этого будет достаточно.

— Твои ноги превратятся в уголья ещё до полуночи, — возразил Чёрная лисица.

— Я рискну, — спокойно ответил эльф, не обращая внимания на то, что ноги его уже начали гореть.

— А ты смелый, эльф, — сказал Лас, — хорошо, я принимаю сделку. Если ты сможешь танцевать до рассвета, то, клянусь, я никогда в жизни не подниму своего меча ни на одного эльфа. Ты согласен?

Эларра кивнул. Чёрная лисица усмехнулся.

— Эй, подбросьте ещё дров в огонь, — приказал он своим воинам, и сел перед костром, в котором находился Эларра, — танцуй же, эльф, покажи всё, на что способен твой народ.

И стоявший камнем эльф взвился в танце…

Говорили, что Эларра танцевал в самом сердце огня до рассвета. И ещё говорили, что ничего прекраснее этого танца не видел даже сам Создатель. Когда же небо начало алеть, эльф вышел из пламени и подошёл к Чёрной лисице. Ноги его превратились в горящие головни, и всё же он сам вышел из огня и подошёл к Ласу.

— Уже утро, — спокойно сказал Эларра.

Чёрная лисица ответил:

— Я сдержу своё слово, эльф.

И Эларра замертво упал наземь…

Эльфы рассказывают, что тем же утром Чёрная лисица пустил себе кровь и лишил себя жизни, стоя над могилой, где похоронили эльфа… Люди же говорят, что Эларра не смог танцевать до самого утра, что он умер намного раньше, чем взошло солнце. И всё же с того дня разбойник Лас, прозванный «Чёрной лисицей», сломал свой меч, и более никогда не поднимал оружие ни на одно живое существо… Эльфам так и не удалось найти тело Эларры, поэтому могила под памятником в Ясеневом Граде до сих пор пуста. И над пустующей могилой навечно замер в танце танцующий эльф и его каменные ноги вечно лижет пламя каменного огня…

И ещё некоторые историки уверяют, что, может быть, именно потому эльфы проиграли войну, что восхищались не теми, кто больше убил врагов, а теми, кто сделал всё, чтобы войны избежать…

Притчи разных авторов и мудрецов

Гордый олень — Лев Толстой — притчи

Гордый олень - Лев Толстой - притчи

Гордый олень

Олень подошёл к речке напиться, увидал себя в воде и стал радоваться на свои рога, что они велики и развилисты, а на ноги посмотрел и говорит:

— Только ноги мои плохи и жидки.

Вдруг выскочил лев и бросился на оленя. Олень пустился скакать по чистому полю. Он уходил, а как пришёл в лес, запутался рогами за сучья, и лев схватил его.

Как пришло время погибать оленю, он и говорит:

— То-то глупый я! Про кого думал, что плохи и жидки, те спасали меня, а на кого радовался, от тех пропал.

Притчи разных авторов и мудрецов

Дьявол и владелец гостиницы — Роберт Стивенсон — притчи

Дьявол и владелец гостиницы - Роберт Стивенсон - притчи

Дьявол и владелец гостиницы

Некогда Дьявол остановился в гостинице, в которой никто его не знал, поскольку там жили люди, не получившие должного образования. Он был уличён в совершении злых дел, и какое-то время все его стерегли. Наконец на вахту заступил владелец гостиницы и принялся за дело всерьёз.

Хозяин гостиницы ухватился за конец верёвки.

— Теперь я собираюсь уничтожить тебя, — сказал он.

— Ты не имеешь права обижаться на меня, — заявил Дьявол. — Я — всего только Дьявол, и такова уж моя природа: совершать нехорошие поступки.

— Так ли это? — спросил владелец гостиницы.

— Так, ручаюсь тебе, — сказал Дьявол.

— Ты действительно не можешь перестать творить зло? — спросил владелец гостиницы.

— Ничего не могу поделать, — сказал Дьявол. — Это же просто бесполезная жестокость — уничтожать создание, похожее на меня.

— Так оно и есть, — сказал владелец гостиницы.

И он сделал петлю и повесил дьявола.

— Именно так! — сказал владелец гостиницы.

Притчи разных авторов и мудрецов

Величайший человек — притчи Ошо

Величайший человек - притчи Ошо

Величайший человек

Вы всё время смотрите на жизнь с одной-единственной точки зрения — своей. Человечество привыкло считать, что земля является центром вселенной; а человек, конечно, является центром земли; а вы, конечно, являетесь центром человечества.

Я слышал об одном профессоре философии в парижском университете. Однажды он провозгласил:

— Я — величайший человек в мире!

Студенты рассмеялись: он был бедным профессором. Но поскольку он сказал это, он должен был иметь что-то в виду. Поэтому его попросили:

— Вы логик, докажите это, пожалуйста.

Он принёс в класс карту мира и спросил студентов:

— Какая страна является величайшей в мире? Можете ли вы сказать, можете ли вы показать её?

Они все были французами, поэтому величайшей страной оказалась Франция. Потом он сказал:

— Итак, весь остальной мир нас не интересует. Если я смогу доказать, что я величайший человек Франции, то этого будет достаточно.

Они сказали:

— Это кажется логичным.

Но теперь они начали ощущать некоторое беспокойство. Он сказал:

— А какой город является величайшим во Франции?

Они все были парижанами, и, конечно, этим городом оказался Париж. Они ещё больше обеспокоились. А потом он спросил:

— А какое место в Париже является наиболее великим и священным?

Конечно, это был их университет.

— А какой самый главный факультет в университете?

Конечно, это был факультет философии. И он закончил:

— А я являюсь деканом факультета философии.

Притчи разных авторов и мудрецов

Обезьяна — притчи Ошо

Обезьяна - притчи Ошо

Обезьяна

Как-то раз князь Ву приплыл в лодке к Обезьяньей горе. Как только обезьяны его увидели, они все в панике разбежались и спрятались в кронах деревьев. Осталась только одна обезьяна, которая совершенно не обращала внимания на него и раскачивалась с ветки на ветку, словно выставляя себя напоказ. Князь пустил в неё стрелу, но обезьяна схватила её на лету. В ответ на это князь отдал приказ своим приближённым всем вместе выстрелить в неё. Тут же в обезьяну полетела туча стрел, и она свалилась мёртвой. Тогда князь обернулся к своему товарищу Йен-Буй:

— Ты видишь, что случилось? Это животное рекламировало свой ум. Оно верило в своё мастерство. Оно думало, что никто его не коснётся. Помни об этом! Не старайся показывать все свои лучшие качества, когда имеешь дело с людьми!

Когда они вернулись домой, Йен-Буй стал его учеником и работал день и ночь, чтобы избавиться от всего, что делает его выдающимся. Он научился прятать любую способность. Вскоре никто в целом царстве не знал ни что с ним делать, ни как им управлять.

Эта история содержит один из самых тайных ключей Дао. Дао говорит, что то, что в человеке прекрасно, нужно оберегать, прятать и не выявлять; то, что в вас истинно, ценно, нужно спрятать, потому что когда истина спрятана в сердце, она прорастает, как зерно, брошенное в землю. Не спешите извлекать его наружу. Если вы извлечёте зерно, чтобы его каждый увидел, оно просто умрёт, и умрёт без пользы. Так внутри никогда не зацветут цветы. Обращайтесь со всем, что прекрасно, хорошо и истинно, как с зерном. Бережно предоставьте ему какую-нибудь почву, укромное место в своём сердце и не демонстрируйте его всем и каждому.

Но каждый делает как раз противоположное: то, что неправильно, вы прячете, вы не хотите, чтобы об этом узнали другие. То, что уродливо, вы прячете, а то, что прекрасно, даже если оно не таково, вы пытаетесь рекламировать, демонстрировать, прославлять. Из-за этого происходит угасание человека, так как уродливое растёт, а прекрасное, настоящее теряется. Неистинное растёт, оно становится зерном, а истинное выбрасывается и умирает…

Обращайтесь со всем, что прекрасно, хорошо и истинно в вас, как с зерном.

Притчи разных авторов и мудрецов

Разговор о Песнях — Конфуций — притчи

Разговор о Песнях - Конфуций - притчи

Разговор о Песнях

Цзы-Гун спросил:

— Как вы оцениваете тот случай, когда человек в бедности не пресмыкается, а разбогатев, не зазнаётся?

Конфуций ответил:

— Это неплохо, но не сравнится с тем, когда человек в бедности испытывает радость, а разбогатев, питает склонность к ритуалу.

Цзы-Гун снова спросил:

— В Песнях есть строчки: «Он словно выточен, гранён, шлифован и отполирован». Вы не об этом ли говорили?

— Да, Цы, — ответил Учитель, — отныне с тобой можно говорить о Песнях: тебе скажешь что-либо, а ты уже знаешь, что за этим следует.

Притчи разных авторов и мудрецов

Любовь познает тот, кто любит — притчи Ошо

Любовь познает тот, кто любит - притчи Ошо

Любовь познает тот, кто любит

Одного из величайших поэтов Индии Рабиндраната Тагора часто ставил в неловкое положение один пожилой человек, друг его деда. Старик часто приходил к ним в гости, так как жил неподалёку, и ни разу не ушёл, не побеспокоив Рабиндраната. Обычно он стучал в его дверь и спрашивал:

— Как идёт сочинение стихов? Ты действительно познал Бога? Ты действительно знаешь, что такое любовь? Скажи мне, ты действительно знаешь всё то, о чём говоришь в своих стихах? Может, ты просто балуешься словами? Любой идиот может говорить о любви, о Боге, о душе. Я по глазам вижу, что ты всё это не испытал.

И Рабиндранату нечего было ему ответить. Более того, старик был прав. Когда они случайно встречались на базаре, старик хватал его за рукав и спрашивал:

— Ну, как твой Бог? Ты нашёл Его или по-прежнему пишешь стихи о Нём? Помни, писать о Боге и знать Бога — это не одно и то же.

Этот человек любил приводить людей в замешательство. На поэтических встречах, где все с уважением относились к Рабиндранату — а он был лауреатом Нобелевской премии, — можно было обязательно повстречать и этого старика. На сцене, перед толпой поэтов и поклонников таланта Рабиндраната, он хватал поэта за воротник и говорил:

— И всё же этого не произошло. Зачем ты обманываешь всех этих идиотов? Они маленькие идиоты, а ты — большой; их не знают за пределами страны, тебя же знают во всём мире. Но это совсем не значит, что ты познал Бога.

Рабиндранат написал в своем дневнике: «Он меня просто изводил; у него были такие проницательные глаза, что солгать ему было невозможно. Само его присутствие ставило тебя перед выбором: либо говори правду, либо молчи».

И всё-таки однажды это произошло… Однажды Рабиндранат вышел на утреннюю прогулку. Было раннее утро, ночью прошёл дождь, всходило солнце. Океан отливал золотом, и на улице оставались небольшие лужи после дождя. В этих лужах солнце отражалось с такой же торжественностью, с тем же блеском, с той же радостью, что и в океане. Впечатлённый зрелищем, Рабиндранат почувствовал в себе какое-то изменение. В мире нет ничего главного, как нет и ничего второстепенного; в мире всё едино. Впервые в жизни он направился к дому старика, постучал в дверь, взглянул ему в глаза и сказал:

— А что вы сейчас скажете?

Старик ответил:

— Ну, тут и говорить нечего. Это произошло, я благословляю тебя.

Смерть сродни любви. Сможешь ли ты понять, что такое любовь, видя, что один человек любит другого? Что ты видишь? Ты видишь, что они обнимаются. Но разве любовь — это объятия? Ты видишь, что они держатся за руки, но разве любовь — это сомкнутые руки? Что ещё может узнать о любви сторонний наблюдатель? Любое его открытие окажется абсолютно бесполезным. Всё это будут проявления любви, но не сама любовь. Любовь может познать лишь тот, кто любит.

Притчи разных авторов и мудрецов