Победа благодаря дружелюбию — китайская стратагема № 16 — Если хочешь поймать, сначала отпусти

Победа благодаря дружелюбию - китайская стратагема № 16 - Если хочешь поймать, сначала отпусти

Победа благодаря дружелюбию

После смерти Лю Бэя (ум. 223 н.э.), властителя государства Шу-Хань (в нынешней провинции Сычуань), Цао Цао из северокитайского царства Вэй решил, что критическая ситуация смены власти в Сычуани представляет удобный момент для нападения на это государство, которое значительно продвинет его к вожделенной цели — объединению всего Китая. Один из советников предложил Цао Цао заключить много союзов и с их помощью напасть на царство Шу-Хань с пяти сторон. В качестве одного из союзников был назван царь Мэнхо. Этот властитель неханьского народа правил к югу от царства Шу-Хань, в районе нынешней провинции Юньнань.

Известие об угрозе войны на пять фронтов достигло ушей нового властителя Шу-Хань. Его советнику Чжугэ Ляну удалось искусными мерами замедлить исполнение планов Цао Цао. Сначала Чжугэ Лян сумел привлечь на свою сторону правителя У, третьего из трёх царств, которого Цао Цао хотел сделать своим союзником. Так удалось отвести опасность с севера. Затем, однако, пришло известие, что Мэнхо со ста тысячами воинов напал на юго-западную границу царства Шу-Хань. Правитель Цзяньнина (Лунин в нынешней провинции Юньнань) Юн Кай, верный вассал погибшей династии Хань 06 до н.э. – 220 н.э.), по слухам, примкнул к Мэнхо. Чжу Бао, правитель Цзангэ, и Гао Дин, правитель Юэсуй, тоже, по-видимому, сдались Мэнхо. Три этих бунтовщика поддерживали Мэнхо в его нападении на район Юнчан. Положение его правителя выглядело совершенно безнадёжным.

Такое развитие событий показалось Чжугэ Ляну столь угрожающим, что он сам принял командование южным походом 225 г., впоследствии ставшим знаменитым.

Когда три бунтовщика узнали, что советник государства Шу-Хань выступил против них, они мобилизовали более пятидесяти тысяч человек. Гао Дин поручил Е Хуаню выступить против авангарда шу-ханьской армии. Под Ичжоу Е Хуань встретился с Вэй Янем, командующим авангардом шу-ханьской армии. Прежде чем началась битва, Вэй Янь выехал вперёд, сразился с Е Хуанем и потребовал от него капитуляции. Но вместо того чтобы сдаться, Е Хуань подскакал к своему противнику и потребовал второй схватки. После первого же удара Вэй Янь почувствовал, что будет побеждён, и бежал. Е Хуань бросился в погоню, через несколько миль попал в засаду и был доставлен к Чжугэ Ляну.

Последний, применяя Стратагему китайская стратагема № 16, приказал развязать его, угостил вином и яствами и сказал:

— Ведь Гао Дин — верный сторонник государства Шу-Хань. Он просто был обманут Юн Каем. Вернись к своему господину. Я надеюсь, что ты убедишь его раскаяться и вы оба будете на нашей стороне. Это спасёт его от гибели.

Е Хуан поблагодарил его, уехав оттуда, нашёл Гао Дина и рассказал ему, как дружелюбно обошёлся с ним Чжугэ Лян. Гао Дин был глубоко тронут. Через некоторое время Юн Кай явился в лагерь к Гао Дину и спросил, как случилось, что Е Хуань был отпущен на свободу. Гао Дин отвечал:

— Чжугэ Лян сделал это из дружелюбия.

— Таким образом, Чжугэ Лян воспользовался стратагемой сеяния раздора, — сказал Юн Кай. — Он явно надеялся, что мы поссоримся.

Гао Дин склонялся к тому, чтобы поверить Юн Каю, но, с другой стороны, в нём было посеяно сомнение относительно причин поведения Юн Кая. Через некоторое время Юн Кай и Гао Дин повели совместное наступление на Чжугэ Ляна. Но Чжугэ Лян устроил засаду. Многие нападающие погибли, а ещё большее количество попало в плен. Люди Юн Кая и Гао Дина были доставлены в лагерь Чжугэ Ляна и там содержались раздельно. Чжугэ Лян пустил слух, что освободит воинов Гао Дина, а воинов Юн Кая казнит. Когда эта весть уже обошла всех, Чжугэ Лян велел привести к себе людей Юн Кая.

— Кто ваш военачальник? — спросил у них Чжугэ Лян.

— Мы подчиняемся Гао Дину! — закричали все.

Тогда Чжугэ Лян, опять же пользуясь Стратагемой китайская стратагема № 16, принял их с почётом, щедро одарил и отпустил в их лагерь.

Затем к нему привели настоящих людей Гао Дина, и он спросил их о том же.

— Мы подчиняемся Гао Дину, — отвечали те.

Их Чжугэ Лян также принял с почётом, в третий раз применяя Стратагему китайская стратагема № 16, угостил едой и питьём и в заключение сказал:

— Юн Кай прислал ко мне посла, чтобы сообщить о своей капитуляции. В качестве доказательства своей преданности он обещал мне головы Гао Дина и Чжу Бао. Но я не пойду на это. Поскольку вы подчиняетесь Гао Дину, я отправляю вас к нему, но вы не должны больше сражаться против меня. В следующий раз я не пощажу вас.

Они поблагодарили, вернулись в свой лагерь и там рассказали то, что узнали о Юн Кае. Чтобы узнать больше, Гао Дин послал шпиона в лагерь к Чжугэ Ляну. Шпион попал в засаду. Когда его привели к Чжугэ Ляну, тот притворился, будто полагает, что к нему привели посланца от Юн Кая.

— Твой господин обещал мне головы Гао Дина и Чжу Бао. Почему же он не выполняет своего обещания? Ты не слишком искусен. Что ты тут высматриваешь?

Шпион не смог ничего толком ответить Чжугэ Лян угостил его и передал письмо.

— Отнеси эту грамоту Юн Каю и скажи ему, что он должен быстрее выполнять обещанное.

Шпион передал послание Гао Дину. Когда тот прочитал его, то разгневался:

— Я всегда был верен Юн Каю, а он хочет меня убить!

И он решил посвятить в тайну Е Хуаня. Тот уже был сильно настроен в пользу Чжугэ Ляна и сказал:

— Чжугэ Лян в высшей степени благородный господин. Плохо было бы оказаться его противниками. Это Юн Кай вовлёк нас в бунт. Лучше всего было бы убить Юн Кая и перейти на сторону Чжугэ Ляна.

Так они и сделали. Гао Дин убил Юн Кая и Чжу Бао и перешёл к Чжугэ Ляну, который назначил его правителем Ичжоу.

Конечно, Чжугэ Лян достиг здесь успеха не только с помощью Стратагемы китайская стратагема № 16, но и с помощью стратагемы сеяния раздора и стратагемы «Убить чужим ножом». Такая комбинация нескольких стратагем часто обозначается по-китайски как «цепь стратагем» («ляньхуаньцзи»).

Китайские стратагемы

Самоуничижение есть эгоизм — ведические притчи

Самоуничижение есть эгоизм - ведические притчи

Самоуничижение есть эгоизм

Кришна как-то притворился страдающим от головной боли — сильной, непереносимой головной боли! Он играл эту роль на редкость правдоподобно. Он обвязал голову тёплым шарфом и беспокойно метался на кровати. Глаза Его покраснели, и Он выглядел совсем больным. Лицо опухло и побледнело. Рукмини, Сатьябхама и другие царицы бегали вокруг со множеством лекарств и снадобий, но ничего не помогало. Тогда они обратились за советом к Нараде. Он вошёл в комнату больного, чтобы выяснить у Самого Кришны, какое средство может помочь Ему.

Кришна велел ему принести… пыль с ног истинного бхакты (преданного почитателя Бога). В тот же миг Нарада предстал перед знаменитыми преданными Господа, но они посчитали себя недостойными передать Кришне в качестве лекарства пыль со своих ног.

— Мы слишком никчёмны, — заявили они.

Разочарованный, вернулся Нарада к постели больного, и Кришна спросил его:

— Ты не был во Вриндаване, где живут гопи (пастушки)?

Цариц рассмешил этот вопрос, а Нарада, впав в уныние, воскликнул:

— Что гопи знают о бхакти (преданности)?

И всё-таки он поспешил во Вриндаван.

Когда пастушки услышали, что Кришна болен и что пыль с их ног может вылечить Его, они, ни секунды не раздумывая, стрясли пыль со своих ног и высыпали её в руку Нарады. Как только Нарада появился в Двараке, головная боль Кришны прошла.

Ведические притчи

Чудесная землица — еврейские притчи

Чудесная землица - еврейские притчи

Чудесная землица

Однажды задумали евреи поднести ценный дар кесарю. Стали думать, кому поручить это дело, и выбор пал на Нахума, прославившегося своими чудесными приключениями.

Вручили ему ларец, наполненный бриллиантами и жемчугом. В дороге ему пришлось заночевать на постоялом дворе. Выждав, когда он заснёт, хозяева двора похитили драгоценности, а ларец наполнили землёю. Проснувшись назавтра и увидя это, Нахум сказал:

— И это к лучшему.

И отправился с ларцом к кесарю.

Открыв ларец и увидев содержимое его, кесарь пришёл в негодование.

— Евреи дерзают издеваться надо мною! — воскликнул он. — И тут же приказал казнить Нахума.

— И это к лучшему, — спокойно сказал Нахум.

А в эту минуту является Илия-пророк и, приняв образ одного из придворных вельмож, говорит:

— Государь, не та ли самая земля это, которою так чудесно пользовался их праотец Авраам в схватках с неприятелем? Бросит, бывало, горсть земли — и земля превращается в мечи. Бывало также, бросит соломинки — и становятся стрелами.

В то время как раз вёл кесарь войну с одной страной, и всё не удавалось ему покорить её. Решено было испробовать принесённую Нахумом землю. И действие её оказалось таким, что неприятель немедленно сдался.

По повелению кесаря, повели Нахума в царскую сокровищницу и, наполнив принесённый им ларец бриллиантами и жемчугом, отпустили с большими почестями в обратный путь.

Остановился он снова на том же постоялом дворе. И стали хозяева спрашивать:

— Что ты принёс такое кесарю, что таких почестей удостоился?

— Что я унёс отсюда, то и принёс я туда, — ответил им Нахум.

Услыша это, они раскопали весь двор, набрали земли как можно больше и понесли к кесарю.

— Государь! — заявили они. — Этой самой земли и взял у нас Нахум, чтобы поднести тебе.

Испробовав принесённую ими землю, в которой не оказалось, конечно, ничего чудесного, их казнили.

Еврейские притчи

Три вора и царь — индийские притчи

Три вора и царь - индийские притчи

Три вора и царь

Однажды вышли три вора на свой промысел, чтобы украсть что-нибудь. А царь, что в тех краях правил, как раз в этот час тайно, в простой одежде по городу ходил: хотелось ему посмотреть, как подданные его живут. Увидел он трёх воров, подошёл к ним и спрашивает:

— Кто вы такие будете, братцы?

— Мы воры, ищем, чего бы украсть! — отвечают они. — А ты кто?

— Я тоже вор. А чем же вы, братцы, знамениты в своём деле? — спрашивает царь.

— У меня такой глаз, — говорит один, — что как только взгляну на любой замок, так он сразу и отпирается.

— А у меня такой нюх, — говорит другой, — что я любой клад даже под землёй чую.

Третий сказал:

— А я один раз увижу человека и потом хоть через сто лет могу сказать, где его найти.

Потом они стали у царя спрашивать:

— Теперь и ты нам, вор, скажи, чем можешь похвастаться.

— Если я кивну головой в одну сторону, — ответил царь, — то человека сразу повесят, кивну в другую — он избавится от петли. Так что если вместе пойдём, то половину добытого мне будете отдавать.

«Такой товарищ нам будет кстати, — подумали воры. — Ведь мы всё время под страхом казни живём, а с ним нам нечего петли бояться». И взяли они его в товарищи.

Повёл их царь туда, где его собственная казна хранилась. Взглянул первый вор на запоры, и они тотчас раскрылись. Второй сразу показал, где сокровища схоронены. Набрали воры золота и драгоценностей, собрались уходить, а тут как раз стражники их и схватили. Царь-то потихоньку от воров скрылся, да и послал туда стражников. Привели троих воров па царский суд, и повелел царь их повесить. Вспомнили тогда воры про нового товарища: «Вот был бы он здесь, то вызволил бы нас!» Первые два вора спросили у третьего:

— Скажи, братец, где же наш новый товарищ?

Огляделся тот кругом и указал на царя, что сидел на престоле:

— Вот он!

Тогда все трое воров взмолились:

— О махарадж, мы показали тебе всё, что умеем. Теперь ты покажи своё уменье, недаром же ты назвался нашим товарищем.

Сделал царь знак головой, и стражники тотчас освободили воров. Отдал царь им половину того, что они взяли в казне, и велел никогда больше не брать чужого.

Индийские притчи

Кошка и Король — притчи неизвестного происхождения

Кошка и Король - притчи неизвестного происхождения

Кошка и Король

Кошка, пользуясь, по пословице, своим природным правом, смотрела на Короля.

— Ну-с, — спросил Король, заметив её интерес к своей венценосной особе, — как я тебе нравлюсь?

— Я могу себе представить короля, который бы нравился мне значительно

меньше, — ответила Кошка.

— Да? Например?

— Например, Мышиный Король.

Монарху так по вкусу пришёлся этот остроумный ответ, что он даровал ей разрешение выцарапать глаза Премьер-Министру.

Притчи неизвестного происхождения

Полёты — Притчи неизвестного происхождения

Полёты - Притчи неизвестного происхождения

Полёты

Позади пасеки Мудрого Спиридона, в двух минутах ходьбы, было небольшое болотце. Лежало оно как раз на пути в село, и тропинка огибала его по большому кругу. Каждый раз, когда Мудрец шёл в село, то брал с собой камень и клал его по болотцу впереди себя, на расстоянии длинного шага. Со временем Спиридон выложил через болотце целый переход. Камни, в продолжение тропинки, образовали причудливый узор. Частенько утром на них выползали погреться лягушки, змейки сворачивались клубочками, а в дождливые дни выползали на камни ещё и улитки. Вся живность, конечно, разбегалась при звуках шагов человека, с плеском спасаясь в воду.

Однажды в туманный осенний денёк Спиридон отправился в село и, добравшись до болотца, решил пройти по камням. Его сухонькая фигурка в холщовой свитке казалась в тумане длинной и высокой. Угловатость движений, привнесённая перешагиванием на большое расстояние с камня на камень, в тумане казалась движением над водой, невероятным скольжением над болотцем.

На края болотца на кочках собирал ягоды русоволосый мальчишка, лет — . Он увлёкся поиском, поцарапанные руки так и мелькали, не нарушая путь и в корзинку, и в рот. Мальчишка пришёл сюда после ночного с жеребятами, поэтому его размаривали первые тёплые лучи солнца.

Вдруг мальчик увидел мудреца Спиридона, скользящего над болотом. Фигура уверенно передвигалась всё дальше, чирикали болотные птички, лёгкий туман таял. Мальчик замер и затаился под кустом, уткнув голову в моховую кочку, он зажмурился, скорее не от страха, а от желания закрыть глаза и оценить увиденное. Когда белая головка выглянула из-под куста, на болоте никого не было. Ребёнок опять лёг в мураву, головой на кочку и, замечтавшись о полётах, заснул. Добрав потом ягоды, мальчик вернулся домой и взахлёб рассказывал всем о том, как летал Спиридон по воздуху, махая посохом, хлопая краями свитки.

С тех пор все так и думали, что Мудрец умеет летать, а к его словам прислушивались ещё внимательнее.

Притчи неизвестного происхождения

Поездка на Красную площадь — христианские притчи

Поездка на Красную площадь - христианские притчи

Поездка на Красную площадь

Отец взял с собой маленького сына посмотреть Кремль и Красную площадь. Они всё осмотрели и вечером, усталые, вернулись домой.

Мать спросила малыша:

— Ну как, сынок, понравился тебе Кремль?

— Понравился.

— А Красная площадь?

— И Красная площадь.

— А ты можешь мне рассказать, что ты чувствовал?

— Конечно! — ответил мальчик. — Я всё время чувствовал папину руку, потому что боялся потеряться.

«Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от Царствия Божия» (Мк. 12:34).

Христианские притчи

Сеятель — Библейские притчи

Сеятель - Библейские притчи

Сеятель

Вышел сеятель сеять. И когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его. Иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать.

Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле: ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его — вот кого означает посеянное при дороге. А посеянное на каменистых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его; но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно. Посеянное же на доброй земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.

(Матф.: -, —

Библейские притчи

Находчивый заяц — индийские притчи

Находчивый заяц - индийские притчи

Находчивый заяц

В древние времена был в одной стране большой красивый лес. Звери жили в нём спокойно и счастливо. Никто никого не притеснял, никто никому не докучал. Все были заняты своими делами.

Жила в лесу одна лисица. Посадила она на опушке деревья с очень вкусными плодами. Когда плоды созревали, лисица со своей семьёй лакомилась ими, а то, что оставалось, отдавала соседям. Присматривать за садом лисица наняла белку, и та гоняла ворон и попугаев, которые стаями слетались к деревьям, желая отведать плодов.

Так вот и жили лисица, лис и их дети, спокойно и без больших забот.

И жил в том же лесу заяц, у которого был очень хороший огород. На этом огороде у зайца росли сахарный тростник, горох, пшеница, картофель и морковь. Заяц был одинок. Он работал в своём огороде, ни о чём не беспокоясь, и жил себе припеваючи. Но скоро ему надоела одинокая жизнь. Он подружился с одной обезьянкой, и они поселились вместе. Хозяйство их процветало.

Так спокойно и счастливо жили в этом лесу звери, занимаясь каждый своим делом.

Но однажды этому спокойствию пришёл конец. А случилось вот что.

Лев, царь этого леса, стал стар и в помощники себе взял шакала. Он назначил его министром и поручил ему ходить по лесу и следить за порядком. В помощь шакалу дали четырёх солдат: двух обезьян и двух медведей. Особого добра эти солдаты не делали, но зато и зла не причиняли. Шакал же был самым настоящим плутом и обманщиком. Зверям в лесу житья от него не стало. Он клеветал на них и бегал с жалобами ко льву, а тот был в то время так зол, что тут же убивал всех, на кого поступали доносы.

Однажды шакал бродил по лесу и набрёл на сад лисицы. Ему захотелось отведать вкусных плодов. Бедная лисица испугалась, но отказать ему не посмела. А шакал, которому плоды очень понравились, стал приходить каждый день и опустошать одно дерево за другим. Наконец бедная лисица не выдержала и сказала:

— Братец шакал, что это ты навязался на мою шею? Ведь у меня семья. Не голодать же моим детям!

— В чём дело? Говори яснее, — раздражённо рявкнул шакал.

— Дело в том, что ты обираешь мой сад, — кротко сказала лисица.

— Обеднеет твой сад что ли, если я съем пару другую плодов? — проворчал шакал.

С этими словами он схватил одну ветку и так тряхнул её, что спелые плоды дождём посыпались на землю. В это время подошёл лис. Наглость шакала возмутила его.

— Эй, шакал, — гневно сказал он непрошеному гостю, — едва ты стал министром, как уже зазнаёшься!

Такого оскорбления спесивый шакал не стерпел.

— Говори, да знай меру! — зарычал он. — Я ведь не кто-нибудь в этом лесу, а министр! Вот возьму и прикажу спустить с тебя и твоих детей шкуру.

Слово за слово — и началась драка. Лис так отколотил шакала, что тот поджал хвост и в страхе побежал ко льву.

— Махарадж! — воскликнул он. — В вашем лесу живёт одна вероломная лисица. У неё есть сад, в котором растут большие сладкие плоды. Когда я попросил их у неё немного для вашей милости, она обругала вас, призвала на помощь всю свою семью и так отделала меня, что я едва жив остался.

Услышав о таком злодеянии, лев свирепо зарычал. Он приказал своим солдатам схватить лису со всем её семейством и привести к нему.

Вскоре всех их связанными привели ко льву.

— Эй, лиса, почему ты избила моего министра и вдобавок обругала меня? — грозно спросил лев.

Лис и лисица так тряслись от страха, что не могли произнести ни звука.

— Что же ты молчишь? — снова прорычал лев.

— Махарадж, я не ругала вас, — дрожа, ответила лисица.

— Лжёшь! Какова обманщица!

И лев, с рычанием бросившись на несчастных, тут же сожрал их.

После этого случая все в лесу стали бояться шакала. А шакал, увидев, какой страх он внушает зверям, ещё больше стал притеснять их. Стоило кому-нибудь не выполнить его приказа или не угостить его, как он тут же отправлял этого зверя на растерзание льву.

Наступили холода. Сахарный тростник в огороде зайца стал большим-пребольшим; картофель и морковь тоже уродились на славу. Заяц с обезьяной усердно сторожили свой огород.

Однажды шакал бродил по лесу и забрался к ним в огород. Он нарвал тростника, выкопал несколько морковок и принялся есть. А заяц и обезьяна не смели и слова вымолвить и только молча смотрели, как обирал их шакал. Но вдруг заяц сказал:

— О почтенный шакал! Зачем вы беспокоите себя и ходите сюда сами? Стоит вам лишь приказать, и я всё принесу вам домой.

Услышав это, шакал самодовольно усмехнулся.

— Хорошо. Ты, я вижу, умён, — сказал он и удалился.

— Братец, если шакал каждый вечер будет так объедать наш огород, то нам самим скоро ничего не останется, — проговорила обезьяна.

— Не заботься об этом. Сходи лучше днём к шакалу и отнеси ему тростник, картофель и морковку. Я нашёл способ наказать его, — сказал заяц.

— Как? Расскажи мне! — стала просить обезьяна, но заяц не сказал больше ни слова.

Раньше в поисках еды шакалу приходилось рыскать по всему лесу. Теперь же, когда заяц стал приносить ему угощение домой, он зажил припеваючи. Довольный дарами, он иногда даже забывал являться ко льву.

И вот однажды, когда шакал сидел дома и с удовольствием уплетал картофель и тростник, заяц отправился ко льву сам. Он вывалялся в грязи и, плача, предстал в таком виде перед львом.

— Махарадж! Защитите вашего слугу! — простонал заяц.

— Что случилось? — удивился лев.

— О махарадж! Я нёс вам овощи со своего огорода и встретился по дороге с шакалом. Он избил меня, а все овощи отобрал и отправился к себе домой. Если вы не верите мне, можете сейчас же пойти и посмотреть.

Услышав о такой дерзости своего министра, лев очень рассердился и тотчас же отправился вместе с зайцем к дому шакала.

Шакал преспокойно лежал на кровати, жевал тростник и напевал какую-то песенку. Лев вошёл в дверь с гневным рычанием. Увидев шакала, уплетающего овощи, он разгневался ещё больше, набросился на него и тут же растерзал.

Так благодаря находчивости зайца кончилась власть ненавистного шакала, и все обитатели леса зажили спокойно и беззаботно, как и прежде.

Индийские притчи

Слуга или вельможа — еврейские притчи

Слуга или вельможа - еврейские притчи

Слуга или вельможа

Пришёл р. Ханина бен Доса к р. Иоханану бен Заккаю поучиться божественной мудрости, а в то время у р. Иоханана заболел сын, и стал патриарх просить р. Ханину, говоря:

— Ханина, сын мой! Помолись о милости Господней к моему больному.

Низко, до самых колен склонил голову р. Ханина и углубился в молитву. Больной выздоровел.

— Если бы я, — сказал р. Иоханан жене, — хотя целый день просидел, поникнув головой до колен, молитва моя не была бы услышана.

— Но разве Ханина настолько достойнее тебя?

— Не в достоинстве дело. Но Ханина кротостью своей подобен слуге перед царём, а я и перед Господом стою как вельможа перед царём.

Еврейские притчи

Пользоваться силой — даосские притчи

Пользоваться силой - даосские притчи

Пользоваться силой

Гуньи Бо прославился своей силой среди правителей. Танци Гун рассказал о нём чжоускому царю Сюиньвану. Царь приготовил дары, чтобы его пригласить, и Гуньи Бо явился. При виде его немощной фигуры в сердце Сюиньвана закралось подозрение.

— Какова твоя сила? — спросил он с сомнением.

— Силы моей, вашего слуги, хватит лишь, чтобы сломать ногу весенней саранчи да перебить крыло осенней цикады.

— У моих богатырей хватит силы, чтобы разорвать шкуру носорога да утащить за хвосты девять буйволов, — в гневе воскликнул государь, — а я ещё огорчён их слабостью! Как же ты мог прославиться силой на всю Поднебесную, если способен лишь сломать ногу весенней саранчи да перебить крыло осенней цикады?

— Хорошо! — глубоко вздохнув, сказал Гуньи Бо. — На вопрос царя я, ваш слуга, осмелюсь ответить правду. Учил меня, вашего слугу, Наставник с Шангоры. Равного ему по силе не найдётся во всей Поднебесной. Но никто из шести родичей об этом не знал, ибо он никогда к силе не прибегал. Я, ваш слуга, услужил ему, рискуя жизнью, и тогда он поведал мне, вашему слуге: «Все хотят узреть невиданное — смотри на то, на что другие не сморят; все хотят овладеть недоступным — займись тем, чем никто не занимается. Поэтому тот, кто учится видеть, начинает с повозки с хворостом; тот, кто учится слышать, — с удара колокола. Ведь то, что легко внутри тебя, не трудно и вне тебя».

Слава моя, вашего слуги, не в том, чтобы своей силой злоупотреблять, а в том, как ею пользоваться. Разве это не лучше, чем злоупотреблять своей силой?

Даосские притчи

Смиренный царь — еврейские притчи

Смиренный царь - еврейские притчи

Смиренный царь

Однажды царю сказали, что смиренный человек будет вознаграждён.

Оделся царь в старое платье, перешёл жить из дворца в хижину и кланялся каждому. Но когда он разобрался в истинных своих чувствах, то понял, что очень гордится тем, что делает. Оказалось, что он стал ещё менее смиренным, чем был раньше.

И тогда его советник сказал ему:

— Одевайся как царь, живи как царь, и пусть люди оказывают тебе почёт, побудь смиренным в сердце своём.

Еврейские притчи