Летучая Мышь и две Ласточки — Жан де Лафонтен — басни

Летучая Мышь и две Ласточки - Жан де Лафонтен - басни

Летучая Мышь и две Ласточки

Жестокую войну

С Мышами Ласточки имели:

Кого ни брали в плен — всех ели.

Случилось как-то, Мышь Летучую одну

В ночную пору

Занёс лукавый в нору

К голодной Ласточке.

— Прошу покорно сесть, —

С насмешкой Ласточка сказала, —

Ты Мышь? Тебя мне можно съесть?

— Помилуй, — та ей отвечала, —

Не ешь, а лучше рассуди,

Да хорошенько погляди:

В своём ли ты уме, сестрица?

Вот крылья у меня, я — птица!

Окончилась война

У Ласточек с мышиным родом,

Но с птичьим уже брань они вели народом,

И Мышь Летучая опять

В плен к Ласточке другой попала.

— Ты птица? Ты теперь летала?

— За что меня так обижать?

Я Мышь и из мышей природных, —

Был смелой пленницы ответ, —

Похожа ль я на птиц негодных?

На мне и перьев вовсе нет!

В другой раз хитростью такой она спаслася,

И ложь, и истина равно ей удалася.

Басни

Члены тела и Желудок — Жан де Лафонтен — басни

Члены тела и Желудок - Жан де Лафонтен - басни

Члены тела и Желудок

Я должен мой рассказ начать изображеньем

Величья королей, их счастия и бед.

Желудок для того послужит мне сравненьем;

Все Члены чувствуют, доволен он иль нет.

Раз Члены, утомясь трудиться для Желудка,

Решили отдохнуть от суетных забот,

Пожить без всякого труда, как он живёт,

И говорили: «Ну-тка,

Пускай он воздухом попробует прожить!

Довольно для него рабами нам служить.

Ничем не пользуясь, не зная развлеченья,

Потеем, трудимся мы только для него.

Попробуем же счастья своего

И поживём без горя и волненья!»

Решили так, и вот

Объявлено Желудку: пусть зовёт

Он слуг других; ему не слуги

Ни Ноги, ни Спина, ни Руки.

Работа кончилась, но очень скоро Члены

Узнали зло от их измены.

Пустой Желудок, кровь не обновляя,

Всё тело поразил, болезнью ослабляя.

Исчезла сила Рук и Ног,

Никто владеть собой не мог.

Тут все мятежники на деле увидали,

Что тот, кого они считали

Лентяем праздным, — тот для них

Трудился больше их самих.

С желудком сходны короли:

Они дают и получают;

На них работают все граждане земли,

Из них и пользу извлекают.

Король даёт всем жить, труд честный поощряет.

Законом ограждён, ремесленник живёт,

Чиновник свой оклад исправно получает,

И барыши купец берёт.

Король достойное достойным воздаёт

И всей страною управляет.

Прекрасно это всё Менений рассказал,

Когда народ, сенатом недовольный,

На тягость жизни подневольной

Вдруг возроптал.

Завидуя могуществу и власти

Сенаторов, он с яростью вопил:

«Им весь почёт, — нам все напасти,

Налоги, подати! Мы выбились из сил!»

И, возмущённый, за стенами

Сбирался грозными толпами.

Менений, приравняв бунтующих людей

К тем Членам, что подняли возмущенье,

Прекрасной баснею своей

Смирил народное волненье.

Басни

Козёл и Лисица — Жан де Лафонтен — басни

Козёл и Лисица - Жан де Лафонтен - басни

Козёл и Лисица

Козёл большой, рогатый,

Преважный с виду, бородатый,

Но по уму едва ль не брат ослу родной,

С плутовкою Лисой дорогой шёл одной.

День самый жаркий был; листок не колыхался;

Их жажда мучила, а солнце их пекло.

Шли, шли они, и вдруг колодезь им попался.

«Смотри-ка, куманёк, вода здесь, как стекло!

Не хочешь ли испить?» — Лиса Козла спросила.

Безмозглый бородач в колодезь мигом скок:

Колодезь этот был, по счастью, не глубок.

Лисица, видя то, туда же соскочила,

И взапуски ну двое пить.

Лиса, напившися, сказала: «Как нам быть,

Голубчик-куманёк? Идти ещё далёко;

А вылезть вон нельзя — высоко!»

«Не приложу ума:

Подумай, кумушка, сама».

«А вот я вздумала: пожалуй, потрудися,

На задни ноги встань, передними уприся

Покрепче ты в обруб, да, чур, не шевелися;

Отсюда вылезу я по твоим рогам,

А там

И кума вытащить наверх я постараюсь».

«И впрямь так! Удивляюсь!

Уж что за кумушка! Какая голова!

Да мне бы этого не выдумать дня в два.

Изволь…» — и с словом сим Лисе подставил роги.

Лисица вылезла. «Сиди же здесь, глупец!» —

Сказала, и давай Бог ноги!

Предвидеть надобно во всех делах конец.

Басни

Павлин, жалующийся Юноне — Жан де Лафонтен — басни

Павлин, жалующийся Юноне - Жан де Лафонтен - басни

Павлин, жалующийся Юноне

Павлин Юноне говорил:

«Меня Юпитер одарил

Противным голосом… В природе

Он самый худший в птичьем роде…

Уж я не то, что соловей!

Простая птица — а ведь пенье

Его приводит в восхищенье

Весной всех тварей и людей!»

Юнона в гневе отвечала:

«О, злой завистник! Перестань!

Тебе ль завидовать пристало

И возносить на небо брань?

Не ты ли носишь ожерелье

С роскошной радугой цветов,

Что так похоже на изделье

Из ловко собранных шелков?

Ты только плачешь, забывая

О том, что твой уж хвост один

Похож, каменьями играя,

На ювелирный магазин!

Скажи-ка мне, какая птица

С тобой сумела бы сравниться

Такою массою чудес?

Нет совершенства в группе птичьей,

Но каждой птице дан удел,

Особый признак и отличье:

Орёл отважен, горд и смел,

А сокол лёгкостью гордится,

Ворона — вестник всяких бед,

А ворон нам открыть стремится

Глубокий мрак грядущих лет;

И все довольны… Не мешало б,

Друг, и тебе, забыв мечты,

Не приносить мне больше жалоб,

Чтоб не лишиться красоты,

Которой мной отмечен ты!

Басни

Лев и Осёл на охоте — Жан де Лафонтен — басни

Лев и Осёл на охоте - Жан де Лафонтен - басни

Лев и Осёл на охоте

В день именин своих затеял царь зверей

Охотой позабавиться на славу.

Понятно, дичь его крупней,

Чем воробей:

Оленей, кабанов он загонял в облаву.

Чтобы удачнее охота та была,

Лев в помощь взял себе Осла,

Который, голосом Стентора обладая,

Загонщиком мог быть, лес рёвом оглашая.

Установив его в засаде меж ветвей,

Прикрыв кустами от зверей,

Лев дал ему приказ

Реветь тотчас.

Лев был уверен: ни единый

Из всех зверей, услыша рёв ослиный,

Не устоит,

И в страхе побежит.

Действительно: едва лишь по лесу раздался

Ослиный рёв — весь лес заволновался.

Не зная, что грозит, беды откуда ждать,

От страха звери заметались,

В смятеньи бросились бежать

И в сети Льву попались.

Осёл по глупости успехом возгордился

И молвил: «Как я отличился!»

С презрением ему на то ответил Лев:

«Ты прав, твой был ужасен рев.

Я сам бы от него пришёл в смущенье,

Когда бы твоего не знал происхожденья!»

Осёл обидеться бы мог,

Хотя осмеян был по праву…

Но для Осла в обиде нет тревог:

Осёл — животное покладистого нрава.

Басни

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной — Жан де Лафонтен — басни

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной - Жан де Лафонтен - басни

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной

Волк подал просьбу Обезьяне,

В ней обвинял Лису в обмане

И в воровстве; Лисицы нрав известен,

Лукав, коварен и нечестен.

И вот на суд Лису зовут.

Без адвокатов дело разбиралось,

Волк обвинял, Лисица защищалась;

Конечно, всяк стоял за выгоды свои.

Фемиде никогда, по мнению судьи,

Не выпадало столь запутанного дела…

И Обезьяна думала, кряхтела,

А после споров, криков и речей,

И Волка, и Лисы отлично зная нравы,

Она промолвила: «Ну, оба вы неправы;

Давно я знаю вас…

Свой приговор прочту сейчас:

Волк виноват за лживость обвиненья,

Лисица же виновна в ограбленьи».

Судья решил, что будет прав,

Наказывая тех, в ком воровской есть нрав.

Басни

Петух и Лиса — Жан де Лафонтен — басни

Петух и Лиса - Жан де Лафонтен - басни

Петух и Лиса

На ветке дерева сидел, как часовой,

Петух лукавый лет почтенных.

И молвила Лиса, смягчая голос свой:

«Брат! Из источников я знаю несомненных:

Мир заключён меж нами навсегда.

Тебе об этом объявляю

И от души

Тебя обнять на радостях желаю.

Не медли и ко мне спуститься поспеши.

Сегодня каждый миг мне дорог:

Ведь сделать я должна миль сорок.

Итак, боязнь отныне отложи,

Свершай свои обычные занятья;

Тебе и всем твоим поможем мы, как братья.

В честь мира мы зажжём сегодня же огни.

Приди скорей в мои объятья!»

«Сестра, — сказал Петух, — ты не могла принесть

Мне лучшую, желаннейшую весть,

И от тебя сугубо

Её мне слышать любо.

Но вот борзых я вижу двух,

Они во весь несутся дух,

Их, верно, шлют о мире к нам гонцами;

Я с дерева сойду сейчас же к ним,

И вчетвером союз объятьем закрепим».

«Нет, озабочена я дальними концами, —

Лиса промолвила, — мне нынче недосуг:

В другой раз мы порадуемся, друг».

Так, в хитрости своей дав маху,

Во весь опор Лиса пустилась в путь.

Петух же про себя её смеялся страху:

Обманщика вдвойне приятно обмануть.

Басни

Два Быка и Лягушка — Жан де Лафонтен — басни

Два Быка и Лягушка - Жан де Лафонтен - басни

Два Быка и Лягушка

Из-за телушки молодой

Друзья Быки вдруг сделались врагами,

Сцепились грозными рогами

И начали ужасный бой.

То видя, в страхе спряталась одна Лягушка.

— Что сделалось с тобой, квакушка? —

Спросила у неё подруга, и в ответ

Трусиха молвила: — Предвижу много бед!

Для нас опасна битва эта.

Конец её таков:

Тот из Быков,

Которому достанется победа,

Возьмёт добычу в достоянье;

Другой же к нам уйдёт в изгнанье,

Чтоб в тростниках сокрытым быть,

И будет нас давить!

Так поплатиться нам придётся

За жаркий бой, что здесь даётся.

И предсказание Лягушки было верно:

Укрыться в тростниках сражённый Бык спешил

И ежечасно их давил

Он под копытами по двадцати примерно.

Не так же ли в делах людских

Страдают малые за глупости больших.

Басни

Шершни и Пчёлы — Жан де Лафонтен — басни

Шершни и Пчёлы - Жан де Лафонтен - басни

Шершни и Пчёлы

По мастерству и мастер нам знаком.

Нашлись оставленные кем-то соты,

И рой Шершней, корыстные расчёты

Лелеявший тайком,

Их объявил своими смело.

Противиться им Пчёлы стали тут,

И вот, своим порядком в суд

К большой Осе перенесли всё дело.

Но как постановить в той тяжбе приговор?

Свидетели согласно утверждали:

Близ сотов все они видали

С давнишних пор

Жужжащих, длинных насекомых,

Крылатых и весьма напоминавших Пчёл;

К несчастию, любой из признаков знакомых

К Шершням бы также подошёл.

Стремясь пролить возможно больше света,

Оса и Муравьёв к допросу привлекла.

Увы! Не помогло и это!

Взмолилась тут одна Пчела:

«Помилосердствуйте! Прошло уже полгода,

И портятся запасы мёда;

Успела тяжба разрастись,

Из медвежонка став медведем.

Ведь эдак далеко мы, право, не уедем!

Судье нельзя ли обойтись

Без пререканий и отсрочек,

Запутанностей всех и разных проволочек?

Пусть просто разрешат с Шершнями нам сейчас

Приняться для добычи мёда за работы:

Тогда увидели бы, кто из нас

Из мёда сладкого умеет делать соты».

Но от Шершней на это был отказ,

И Пчёлам отданы поэтому Осой запасы мёда.

О, если бы дела такого рода

Имели все подобный же конец!

Хоть Турцию бы взять себе за образец

И здравый смысл — взамен законов свода!

Избавлены от лишнего расхода,

И не дразня судейских аппетит,

От нестерпимых волокит

Мы не страдали б бесконечно.

Ведь устрица, в конце концов,

Судье останется, конечно,

И лишь скорлупки для истцов.

Басни

Смерть и Несчастный — Жан де Лафонтен — басни

Смерть и Несчастный - Жан де Лафонтен - басни

Смерть и Несчастный

Один Несчастный каждый день

Звал Смерть к себе в надежде облегченья.

Он говорил: «Прерви мои мученья!

Приди за мной, возлюбленная тень!»

Не отказала Смерть ему в услуге;

И вот открылась дверь, идёт к нему она.

Но, увидав её, он закричал в испуге:

«Что вижу я! Уйди! Ты мне страшна!

При взгляде на тебя кровь в жилах леденеет,

Могильным холодом твоё дыханье веет!

Не подходи!

О Смерть! О Смерть! Уйди!»

Вельможный Меценат, проживший столь беспечно,

Сказал: хотел бы жить я вечно:

Как нищий, жалкий и больной,

Но только б жить! До сени гробовой

Я жизни буду более чем рад!

«О Смерть, не приходи!» — так все тебе твердят.

Басни

Заяц и Лягушки — Жан де Лафонтен — басни

Заяц и Лягушки - Жан де Лафонтен - басни

Заяц и Лягушки

Раз Заяц размышлял в укромном уголке,

(В укромных уголках нет лучше развлеченья);

Томился Зайчик наш в тоске —

Печальны и робки все зайцы от рожденья.

«Ах, — думал он, — кто так пуглив, как я,

Тому на свете нет житья!

Спокойно не проглотишь и кусочка,

Ничто не радует, беды отвсюду ждёшь,

Трясёшься день, без сна проходит ночка,

И так весь век живёшь…

— Зачем же, — скажут, — ты так мечешься тревожно?

Да разве страх осилить можно?

Кто что ни говори, а я уверен в том,

Что даже людям он знаком».

Так Заяц размышлял, но размышлял с оглядкой.

Опасность чуял он со всех сторон;

Чуть листик шелохнёт, чуть тень мелькнёт, — и он

Уж трясся лихорадкой…

Вдруг наш зверёк,

Среди своих печальных размышлений,

Услышал лёгкий шум… Без долгих рассуждений,

Что было мочи, он пустился наутёк.

Не чуя ног, бежит — и добежал до пруда.

Что ж видит он? О чудо!…

Лягушки от него к воде скорей бегут,

Лягушек дрожь берёт, Лягушки скачут в пруд.

«О-го! — промолвил он, — как пригляжуся,

Так в этой стороне

Таким же, как другие мне,

И сам я кой-кому кажуся.

Должно быть, я не так уж плох,

Коль мог произвести такой переполох.

Как! Я один сумел повергнуть их в смятенье!

Им чудится во мне

Призыв к войне!

Да, для меня теперь уж нет сомненья:

Как ты ни будь труслив, найдётся, наконец,

Тот, перед кем и ты окажешься храбрец».

Басни

Два Мула — Жан де Лафонтен — басни

Два Мула - Жан де Лафонтен - басни

Два Мула

Два Мула шли дорогою одной:

Один — с овсом, другой — с казной.

Последний, ношею тщеславясь драгоценной,

Расстаться ни за что б не захотел с мешком;

Звеня привешенным звонком,

Он плавно выступал походкою надменной,

Когда разбойники вдруг, на его беду,

Откуда ни возьмись, прельщённые деньгами,

Его схватили за узду.

Вот Мул уж окружён врагами

И, защищаяся, ударами сражён,

Вздыхает, жалуется он:

«Увы! Такую ли я ждал себе награду?

Опасности избег товарищ мой,

Меж тем как гибну я — попавшийся в засаду!»

«Приятель, — Мул сказал другой, —

Грозят опасности тому, кто высоко поставлен.

Ты был бы от беды избавлен,

Будь ты, как я, лишь мельника слугой».

Басни