Один или двое — Персидские притчи

Один или двое - Персидские притчи

Один или двое

Деревенский кузнец убил человека, и кадий приговорил его к смертной казни.

Жители деревни толпой пришли к кадию и заявили:

— Кузнец у нас один. Если ты его казнишь, кто же будет подковывать наших мулов и ослов? Пусть казнят вместо него бакалейщика, он нам не так нужен.

Кадий подумал и ответил:

— Зачем же убивать бакалейщика? Он тоже один. Давайте казним одного из служителей бани — ведь их там двое.

Персидские притчи

Недуг Дахо-джана — Персидские притчи

Недуг Дахо-джана - Персидские притчи

Недуг Дахо-джана

Как-то Дахо-джан занемог и велел привести врачевателя.

— Ой, ой, — жаловался больной, — бок у меня воспалился, нет мочи спать.

— Который же бок? — спросил лекарь.

— Да тот самый, которым я поворачиваюсь к стене, когда лежу на боку.

Персидские притчи

Праведник — Персидские притчи

Праведник - Персидские притчи

Праведник

Жил на свете праведный человек. Жители его родного города были плутоватые и порочные, ему стали в тягость их дурные дела, и он покинул родной город и отправился в другой.

Пришёл он в другой город и решил совершить намаз. Подошёл к мечети и слышит, как муэззин провозглашает:

— По словам жителей этого города, «Аллах акбар», по словам жителей этого города, «Нет бога, кроме Аллаха».

Праведник очень удивился и решил расспросить об этих странных словах имама мечети. Входит он в мечеть, видит: суматоха там какая-то.

— В чём дело? — спрашивает он. И вдруг видит — сидит на полу не то мулла, не то имам, поставил рядом с собой бутылку вина и Коран и приговаривает:

— Клянусь Кораном, вино не разбавлено!

«Что за странный город? — подумал праведник. — Пойду-ка лучше к имаму мечети и спрошу, что они тут вытворяют». Подошёл он к самому михрабу, видит, что имам совершает намаз, а другие молящиеся следуют его примеру. Но имам, когда стоял, приподнимал ногу, а когда опускался для коленопреклонения, то задирал ногу выше головы. Видит праведник: было две загадки, а стало три!

— Пойду-ка я разузнаю, где находится их кадий, и расспрошу его, что тут происходит.

На улице он стал расспрашивать и ему показали, где найти кадия. Вошёл он вприсутствие, видит там портного и хаммала (городского грузчика). А кадий выносит решение: вырвать один глаз у портного и один — у хаммала.

Праведник очень удивился и воскликнул:

— Всеславный Аллах! Что они тут вытворяют?!

С этими словами он выбежал на улицу и стал спрашивать, как разыскать другого кадия, самого главного в городе. Ему показали дом самого справедливого и главного кадия в том городе.

Вошёл он в присутствие главного кадия — ну и дела! — один мужчина при всём народе творит блуд с другим! Праведник так ошалел, что выскочил на улицу и побежал. Увидел прохожего и взмолился:

— Друг, покажи мне в вашем городе богобоязненного кадия!

— Вот этот кадий, — сказал прохожий, — самый уважаемый в нашем городе. К нему приходят за советом другие кадии.

Праведник пришёл к тому кадию и говорит:

— Почтенный кадий! Я покинул родной город и прибыл в ваш, чтобы поселиться там, где берегут благочестие. Пришёл я сюда и вижу, что блуда и греховности здесь ещё больше.

— Добрый человек, — спрашивает кадий, — что же греховного ты видел в нашем городе?

— Что может быть хуже этого! — воскликнул праведник. — Вхожу я в ваш город, подхожу к мечети, вижу — муэззин провозглашает: «По словам жителей этого города, «Аллах акбар», по словам жителей этого города, «Нет бога, кроме Аллаха». А сам-то он какой же веры?!

— Это я придумал, — говорит кадий. — Мы назначали много муэззинов, но все они либо проворовывались, либо требовали увеличить жалованье. Тогда я велел назначить муэззином одного еврея. Вот потому-то он так странно провозглашает азан (призыв к молитве, обращённый к верующим мусульманам с минарета мечети).

— А почему тот мулла клянётся на Коране и продаёт вино?

— Это тоже я придумал. Люди не покупали его вина. И я посоветовал ему клясться на Коране, что вино у него неразбавленное.

— Уразумел и это, — сказал праведник. — Но почему в доме кадия при нём самом двое предаются мерзкому блуду?

— И это я придумал. Один купец в нашем городе перед смертью завещал не передавать имущества его сыну, пока тот не достигнет совершеннолетия. Ко мне стали приходить родные и просить передать сыну наследство, уверяя, что он уже совершеннолетний. И наконец я, чтобы убедиться в его совершеннолетии, приказал совершить этот мерзкий поступок.

— Мудрое решение! Но скажи мне, почему кадий велел вырвать один глаз у портного, а другой — у хаммала.

— Да ведь и это я придумал, — сказал кадий. — Этот портной совершил тяжкое преступление. И я вынес решение вырвать ему оба глаза. Потом вижу я, что это грешно, ведь каждый человек нуждается в обоих глазах, кроме хаммала, которому достаточно и одного. Вот потому я велел заменить один глаз портного глазом хаммала.

— Хвала тебе! Хвала! — воскликнул праведник. — Мудрое решение ты вынес. Но почему тот имам в мечети во время совершения намаза поднимает ногу над головой?

— И это я придумал! — воскликнул кадий. — Да потому, что когда имам шёл в мечеть, то угодил одной ногой в нечистоты, а настала уже пора намаза, собрались правоверные, и у него не было времени помыть ноги. И тогда я посоветовал ему во время намаза не касаться молитвенного коврика осквернённой ногой.

Удивился праведник, попрощался. Было у него две ноги, так он ещё две взял взаймы и поспешил в родной город. «Хоть и развратен наш город, но всё-таки намного лучше других», — сказал он себе.

Персидские притчи

Злой человек не желает добра даже себе — Персидские притчи

Злой человек не желает добра даже себе - Персидские притчи

Злой человек не желает добра даже себе

Оказались трое мужчин попутчиками. Каждый стал расспрашивать, куда идут другие и почему покинули свой дом. Один рассказал, что решил покинуть свою страну, так как в их роду очень много красивых юношей и он не может видеть их красивую одежду, кольца, чалмы, туфли. Другой ответил, что он покидает дом по той же причине.

Третий сказал:

— Вы оба разгадали моё горе. У нас у всех одна причина.

Когда выяснилось, что положение их одинаково, они пошли вместе. Шли они по дороге и нашли кошелёк. Решили: «Давайте разделим его содержимое и вернёмся домой». Но никто из них не хотел, чтобы остальные получили свою долю. Они никак не могли разделить деньги, но не могли и расстаться с кошельком и уйти. Так и сидели они день и ночь без сна и еды, не замечая ничего вокруг.

Вдруг оказался в том месте падишах той страны со своими эмирами и визирами. Увидал людей и спросил, кто они и что здесь делают. Они рассказали ему всё: как они сюда пришли, как нашли кошелёк, а сейчас ждут, что кто-нибудь придёт и разрешит их спор.

— Пусть каждый откроет мне меру своей злобы, и, когда я узнаю всё, я приму решение, — сказал падишах.

Один из сидящих сказал:

— Я хочу, чтобы никто из-за меня не радовался, чтобы я никогда никому не сделал никакого добра.

— Ты очень хороший человек, — сказал второй, ты совсем не злой. Вот я — очень злой: если кто-нибудь сделает другому добро, то я долго печалюсь и расстраиваюсь.

Третий сказал:

— Вы оба — благородные люди, хотя в ваших сердцах и есть злость. А я вот настолько зол, что думаю, хоть бы мне никто никогда не делал добра, пусть бы добро и милость навсегда исчезли с лица земли!

Услыхал падишах эти слова, разинул рот от удивления и задумался. Долго он думал и наконец приказал первого человека изгнать из страны и отобрать у него всё имущество — раз он не делает добра другим, то и ему не нужно делать добро. Второго он приказал убить, так как тот очень страдает, когда кто-то делает добро другому. Поэтому лучше убить его, чем обрекать на страдание. Третьего он приказал заковать в цепи и бросить на солнце, чтобы тот умер в мучениях.

Все трое получили по заслугам за своё зло! Приказ падишаха был тотчас выполнен.

Персидские притчи

Суд Дахо — Персидские притчи

Суд Дахо - Персидские притчи

Суд Дахо

Два человека спорили из-за большого медного таза. Разрешить спор обратились к Дахо. Каждый кричал, что таз принадлежит ему.

— Вот уж сколько лет прошло, как я его купил! — говорил один.

— Этот таз мне в наследство от матери достался! — утверждал другой.

— Он верно говорит, — сказал Дахо. — Я сам видел, как этот таз вырос в их доме.

Персидские притчи

Сомнительный комплимент — Персидские притчи

Сомнительный комплимент - Персидские притчи

Сомнительный комплимент

Однажды правитель Ануширван (Нушинраван) издал приказ, запрещавший есть те блюда, которые он сам ест, и пить те напитки, которые он сам пьёт. Вскоре после этого один высокопоставленный сановник приготовил царское блюдо и пригласил другого сановника разделить с ним трапезу. Отобедав, гость написал Ануширвану донос на хозяина, угощавшего его запретным кушаньем. «Я сам это видел и не в силах скрыть от тебя», — писал он.

В ответ доносчик получил от Ануширвана следующее послание, написанное на оборотной стороне доноса: «Мы воздаём тебе хвалу за верноподданнические чувства и сурово осуждаем нарушителя приказа. Особенно за то, что он не умеет хранить тайны и раскрывает их перед такими, как ты».

Персидские притчи

Спор о силе — Персидские притчи

Спор о силе - Персидские притчи

Спор о силе

Пришли однажды к судье Мухаммаду Имами двое.

— Этот человек, — воскликнул один из них, указав на другого, — сказал, что совращаю я женщин честных. У меня и свидетель есть.

— Да нет, он сказал, что нет у тебя силы в чреслах, — поправил его свидетель.

— Загадочно дело сие и темно, — сказал судья жалобщику, — ибо как можешь ты совращать женщин, коли нет в тебе силы мужской?

Персидские притчи

Две очереди кадия — Персидские притчи

Две очереди кадия - Персидские притчи

Две очереди кадия

Некая красивая женщина повела своего мужа к кадию и стала жаловаться, что муж не справляется со своими обязанностями:

— Я не могу губить свою молодость, — говорила она, — молодость не вещь, которую можно продать и потом купить.

Кадий — большой шутник — спросил мужа:

— Почему ты не удовлетворяешь свою жену?

— Клянусь Аллахом, я стараюсь как могу, — оправдывался тот.

— Ничего и знать не хочу, — упорствовала жена. — Если каждую ночь он не будет стучаться во врата этого серебряного дворца пять раз, то придётся найти для этого дворца другого владельца.

— Я не могу более трёх раз входить в этот священный храм, — пытался отвертеться муж.

— Я осведомлён в делах судьбы, — сказал кадий, — и мне придётся отдать вам часть своего имущества, чтобы прекратить вашу тяжбу. Поэтому я беру на себя две очереди, чтобы округлить счёт.

Персидские притчи

Раскрытый обман — Персидские притчи

Раскрытый обман - Персидские притчи

Раскрытый обман

Говорят, что на острове Серенднбе жил-был купец по имени Бихзад. Была у него жена, которую называли Хемназ. Как-то раз Бихзаду случилось отправиться в путешествие. Хемназ была влюблена в одного юношу. Каждую ночь она ходила к нему в дом и орошала свою испорченную душу водой разврата. Через некоторое время Бихзад вернулся. Возвращение его показалось Хемназ чрезвычайно тягостным. Когда настала ночь, дала она мужу лишающее чувств зелье, отнимающую сознание отраву, а сама пошла к юноше.

Случайно некий вор забрался в их дом с целью грабежа и сидел в засаде. Увидав все это, он пошёл следом за Хемназ, чтобы посмотреть, куда она направляется.

Когда Хемназ уединилась со своим другом, правитель этого города схватил их обоих, женщину отпустил, а юношу увёл и вздёрнул на виселицу, ибо в этом городе был такой обычай: когда женщину заставали с чужим мужчиной, мужчину вешали, а её отпускали.

Юноша на виселице испытывал предсмертные муки и расставался с душой, как вдруг пришла Хемназ и сказала:

— О юный Холладж наших дней, о мученик нашей эпохи! Последний раз сольём наши губы и обнимемся на прощанье!

Когда Хемназ прижалась лицом к лицу юноши, тот скорчился и от страшной муки откусил ей нос. Нос её так и остался у него в зубах, а его душа вылетела через его нос. Так без носа и пришла домой Хемназ.

По женскому коварству, из женского зломыслия и низости она, чтобы отвратить от себя позор, выпачкала одежды Бихзада кровью, вложила ему в руку острый нож и подняла крик: «Бихзад отрезал мне нос!»

Когда нос негра-ночи отрезали румийским мечом-солнцем, родные и близкие Хемназ потащили Бихзада к судье и стали требовать возмездия за её нос. Судья вынес приговор — нос за нос. Но вор всё это дело видел от начала и до конца. Он не хотел, чтобы дело было решено по догадкам и подозрениям и чтобы невинный был опозорен. Поэтому он пошёл к судье и изложил дело.

Судья сказал:

— Твои слова не могут быть доказательством.

— Если нос этой женщины найдут на её ложе, — возразил вор, — то она права, если же его найдут во рту у покойника на виселице, то я говорю правду.

Учинили тщательное расследование, и нос нашли во рту у того покойника. Судья был этим поражён, а родные и близкие жены смутились и устыдились.

Персидские притчи

Тысяча динариев — Персидские притчи

Тысяча динариев - Персидские притчи

Тысяча динариев

Один житель Куфы, уезжая надолго из родного города, закопал под деревом в пустынном месте тысячу динаров. Когда же он вернулся, то увидел, что земля под деревом разрыта, корни выворочены, а золото, которое он спрятал, исчезло.

Загоревал он и пошёл к судье Шурайху и рассказал ему о случившемся.

— Ступай с миром, — сказал судья, — и приди ко мне через три дня, но смотри никому ничего не рассказывай.

Тот человек ушёл, а судья вызвал городского лекаря, к которому обращались со своими немощами и знатные, и простолюдины, и спросил его:

— Целителен ли корень того одинокого дерева, что растёт в пустынном месте у нас за городом?

— Да, — ответил лекарь, — польза этого корня для хворых бесспорна, а целебные свойства его для недужных бесчисленны.

— А не пользовал ли ты кого-нибудь недавно тем корнем? — спросил судья.

— Пользовал, — ответил лекарь, — месяц тому назад занедужил один человек болезнью, излечить которую можно только этим корнем. Я рассказал ему, где растёт это дерево, и он исцелился.

Судья отпустил лекаря и вызвал к себе того исцелившегося. Тот пришёл, и судья усадил его перед собой, и принялся наставлять и усовещать мягко и обходительно, и прочёл ему несколько подходящих случившемуся стихов Корана, и рассказал несколько соответствующих происшедшему преданий из жизни пророка. Так он размягчил сердце похитителя, тот сам повинился в совершённом и вернул тысячу динаров потерпевшему.

Персидские притчи

Четверо мужчин сотворили женщину — Персидские притчи

Четверо мужчин сотворили женщину - Персидские притчи

Четверо мужчин сотворили женщину

Четыре царских стражника несли ночью караульную службу. Первым встал в караул плотник. Стал он думать: «Ночь длинная, чем бы заняться?» Нашёл кусок дерева и смастерил из него изящную фигурку женщины. Вскоре его сменил портной. Увидел он фигурку женщины, сделанную плотником, и решил: «Сошью-ка я для неё одежду». Сшил портной красивую одежду и нарядил женщину. Третьим встал в караул золотых дел мастер. Наделал он различных украшений и надел их на женщину. Настала очередь саида в караул идти. Помолился он богу, чтобы тот даровал женщине жизнь, и она ожила.

Наступило утро, и четверо стражников стали спорить, кому принадлежит эта женщина. Пришли они к царю и попросили рассудить их.

Царь подумал и ответил:

— Она не принадлежит саиду, ибо каждый, кто заболевает, приглашает саида помолиться за него. Если эта женщина будет отдана саиду, он начнёт требовать, чтобы каждый излечившийся в результате его молитвы принадлежал ему. Плотник и золотых дел мастер показали своё искусство. А вот портной дал женщине одежду, и теперь она принадлежит ему. Ибо именно жених дарит своей невесте одежду.

Персидские притчи

Дахо-мастер — Персидские притчи

Дахо-мастер - Персидские притчи

Дахо-мастер

Дахо хорошо разбирался в механизмах и мог сразу определить неисправность. А для этого надо хорошо понимать суть вещей.

Однажды сосед попросил Дахо починить остановившиеся часы. Тот долго вертел их в руках, подносил к уху и потряхивал. Наконец открыл крышку и заглянул внутрь. Внутри оказалась дохлая, давно иссохшая муха. Взглянул Дахо на муху и тяжело вздохнул:

— Машинист умер, вот почему они стали!

Убрал муху — пошли часы!

Обрадовался Дахо такому успеху, и пошли они с приятелями чинить всякую утварь людям. Пришли на мост, заспорили куда идти. Приятели и говорят Дахо: погадай на удачу. Раскинул Дахо пальцы: «Будет ли удача, если пойдём направо, в город?» Вышло, что не будет удачи.

— А если налево, в деревню? – загадал Дахо.

Но гаданье и тут не сулило удачи.

Что делать, куда идти? Стал Дахо гадать, будет ли удача, если они пойдут прямо через перила моста. Вышло: будет удача! Дахо погрозил небу пальцем и сказал: «Э нет, я всё-таки не такой осёл!»

Идут дальше и видят — лежит сапог.

— Это кожа с хобота слона, — сказал один.

— Нет, это шкура какого-то зверёныша, — сказал другой.

Спрашивают Дахо:

— Дахо-джан, что это?

— Так это же ножны от мотыги! — мгновенно ответил Дахо.

Персидские притчи