Леопард в книжном ящике — восточные притчи

Леопард в книжном ящике - восточные притчи

Леопард в книжном ящике

Жил некогда человек, которого звали мастер Мак Ту. Однажды он шёл по лесу, неся на спине книжный ящик. Вдруг навстречу ему выбежал леопард, спасавшийся от охотников.

— Помоги мне! — закричал леопард. — Спрячь меня, иначе я погиб!

Мак Ту был добрый и жалостливый человек. Он поставил свой ящик на землю, открыл его и спрятал там леопарда.

Только он успел это сделать, как появились охотники.

— Не видал ли ты леопарда? — спросили они мастера.

— Нет, — ответил Мак Ту, и они помчались дальше по лесу догонять зверя.

Леопард в ящике все это слышал. Когда охотники удалились, он стал просить Мак Ту поскорее выпустить его из ящика, а то он уже задыхается. Мак Ту открыл дверцу и освободил его. Каков же был его ужас, когда он увидел, что леопард собирается броситься на него! Он схватил свою палку, чтобы защититься, и закричал:

— О неблагодарное, вероломное животное, что ты хочешь делать?!

Но тут же понял, что стыдить зверя бесполезно, и сказал:

— Что толку с тобой спорить! Давай пойдём вместе по дороге, и, если кто-нибудь из встречных признает твоё поведение правильным, тогда можешь меня сожрать.

Леопард согласился, и они вместе пошли по дороге, ни слова не говоря друг другу. Так они шли, пока не встретили буйвола.

— Скажи, — спросил его леопард, — как по-твоему, вправе я съесть этого человека?

— Что ты об этом спрашиваешь? — ответил старый буйвол. — Когда я был ещё молодым, мой господин заставлял меня целыми днями работать в поле. Благодаря мне он нажил богатство. А когда я стал стар и слаб и не смог больше приносить ему пользы, он нашёл случай продать меня на бойню. Люди неблагодарны, поэтому ты, леопард, вправе спокойно съесть человека. Зачем щадить таких неблагодарных?

Но Мак Ту заявил, что одного мнения недостаточно.

— Будем спрашивать до трёх раз, — сказал он. — Первый раз из трёх — в твою пользу.

Они пошли дальше и увидели абрикосовое дерево.

— Скажи, — спросил его леопард, — могу я съесть этого человека?

— Когда я было молодым, — ответило дерево, — я цвело и плодоносило, и мой господин разбогател благодаря мне. А теперь я состарилось и не приношу плодов, поэтому он хочет меня срубить и сжечь. Люди неблагодарны и несправедливы. Зачем их щадить? Можешь спокойно съесть человека.

Третьим встретился им старик, и Мак Ту рассказал ему всё, что с ним случилось, рассказал и о суде буйвола и абрикосового дерева. Старик сказал леопарду:

— Я хочу посмотреть, правда ли то, что рассказывает этот человек. Что-то не верится, чтобы ты мог поместиться в его ящике. Чтобы поверить, мне надо убедиться в этом собственными глазами. Покажи мне, как это было, залезь туда опять.

Леопард так и сделал. Старик убедился, что Мак Ту сказал правду. Но когда он опять открыл ящик, леопард вновь захотел броситься на своего спасителя. Старик в возмущении выхватил меч и заколол зверя.

— Неблагодарный! — воскликнул он. — Тебе сделали добро, а ты хотел отплатить злом?

Так умер неблагодарный леопард, а Мак Ту, целый и невредимый, понёс свой ящик к себе домой.

Восточные притчи

Мудрый ворон и заяц-герой — восточные притчи

Мудрый ворон и заяц-герой - восточные притчи

Мудрый ворон и заяц-герой

В лесу поселился кровожадный лев. Он убивал много зверей. И вот однажды все жители леса собрались вместе и решили, что надо что-то придумать, потому что так дальше жить нельзя.

Один старый заяц сказал:

— В нашем лесу, в дупле большого дерева уже триста лет живёт ворон. Пойдёмте к нему. Он мудр, и поможет нам советом.

Пришли звери к ворону и спросили:

— О, почтенный! Знаешь ли ты, какие тяжёлые времена наступили в нашем лесу?

— Знаю, — хриплым голосом ответил ворон.

— Ты старый и мудрый, посоветуй нам что-нибудь. Иначе мы все пропадём.

— Давно это было, — начал рассказывать ворон. — В этом дупле жили мои родители. Каждый год у них выводилось потомство. И они были счастливы, пока не повадилась к ним большая чёрная змея. Каждый раз, когда в дупле появлялись птенцы, она приползала и съедала их. И когда это произошло в очередной раз, моя мать сказала отцу: «Давай оставим это гнездо и улетим в дальние края». Но отец ответил ей: «Много лет мы с тобой жили здесь и были счастливы. И я не отступлю. Нужно бороться за своё счастье». «Как же ты можешь бороться с таким жестоким и коварным врагом?» — спросила моя мать. «Что-нибудь придумаю», — ответил ворон и полетел на озеро, которое было неподалёку.

В этот момент на озеро приехал купаться принц со своей свитой. Он разделся и вошёл в воду. Ворон кружил над озером и увидел, что среди одежд принца лежит золотая цепь. Улучив момент, он схватил её и медленно полетел к своему гнезду. Слуги с криком бросились догонять «вора», а тот положил цепь возле своего дупла. Слуги залезли на дерево, взяли цепь и, обнаружив в дупле чёрную змею, убили её. Так мой отец победил большую чёрную змею. И вы сможете победить тирана, если поймёте одну вещь: «Кто умней, тот и сильней!»

Ворон закончил свой рассказ, а звери задумались.

Через некоторое время старый заяц сказал:

— Кажется, я придумал!

И он отправился ко льву. Прибежав к нему, он воскликнул:

— О, великий и могущественный царь зверей! Ты хозяин в этом лесу, и все звери признают твоё господство. Но появился другой лев и заявил, что теперь он будет хозяином леса.

Кровожадный лев взревел:

— Где этот самозванец? Покажи мне его скорей!

— Идёмте со мной, и я покажу вам его, — сказал заяц и побежал по тропинке. Лев поспешил за ним. Прибежав к колодцу, заяц сказал: «Он здесь!»

Лев заглянул в колодец и увидел своё собственное отражение в воде. Грозно зарычав, он бросился в колодец и утонул.

Все звери высыпали на поляну, радовались и говорили:

— Прав был ворон: кто умней, тот и сильней!

Восточные притчи

Рассказ об Абу-Юсуфе — восточные притчи

Рассказ об Абу-Юсуфе - восточные притчи

Рассказ об Абу-Юсуфе

Рассказывают, что Джафар Бармакид однажды вечером разделял с аль-Рашидом трапезу и аль-Рашид сказал ему:

— О Джафар, до меня дошло, что ты купил такую-то невольницу, а я уже давно стремлюсь купить её, так как она прекрасна и моё сердце занято любовью к ней. Продай мне её.

— Я её не продам, о, повелитель правоверных, — ответил Джафар.

— Ну, так подари мне её, — молвил аль-Рашид.

И Джафар сказал:

— Не подарю!

И тогда аль-Рашид воскликнул:

— Если ты не продашь мне невольницу или не подаришь мне её, Зубейда трижды разведена со мной*!

И Джафар сказал:

— Моя жена трижды разведена со мной*, если я тебе продам эту невольницу или подарю её тебе!

А потом они опомнились от хмеля и поняли, что попали в великое дело, и были бессильны придумать какую-нибудь хитрость, и аль-Рашид воскликнул:

— Вот происшествие, для которого не пригодится никто, кроме Абу-Юсуфа**!

И его потребовали, а это было в полночь, и, когда посланный пришёл, Абу-Юсуф поднялся, испуганный, и сказал про себя: «Меня призывают в такое время только ради какого-нибудь дела, постигшего ислам!»

И он поспешно вышел и сел на мула и сказал своему слуге:

— Возьми с собой торбу; может быть, мул не получил весь свой корм, и, когда мы приедем в халифский дворец, привяжи ему торбу, и он будет есть оставшийся корм, пока я не выйду, если он не получил всего корма сегодня вечером.

И слуга отвечал:

— Слушаю и повинуюсь!

И когда Абу-Юсуф вошёл к аль-Рашиду, тот встал перед ним и посадил его на ложе с собою рядом (а он не сажал с собою никого, кроме него) и сказал ему:

— Мы потребовали тебя в такое время лишь для важного дела, и оно обстоит так-то и так-то, и мы бессильны придумать какую-нибудь хитрость.

— О, повелитель правоверных, — сказал Абу-Юсуф, — это дело самое лёгкое, какое бывает! О, Джафар, — молвил он, — продай повелителю правоверных половину невольницы и подари ему половину, и вы оба исполните таким образом клятву.

* Клятва разводом, данная трижды, у мусульман считается одной из самых торжественных, и неисполнение её влечёт за собой окончательный развод, после которого муж не имеет права взять жену обратно. Зубейда — любимая жена Гаруна аль-Рашида.

** Абу-Юсуф Якуб — знаменитый законовед, имел большое влияние на аль-Рашида.

Восточные притчи

Три способа оскорбления — восточные притчи

Три способа оскорбления - восточные притчи

Три способа оскорбления

На востоке жил мудрец, который так учил своих учеников:

«Люди оскорбляют тремя способами. Они могут сказать, что ты глуп, могут назвать тебя рабом, могут назвать тебя бездарным. Если такое случилось с вами, вспомните простую истину: только дурак назовёт дураком другого, только раб ищет раба в другом, только бездарь оправдывает то что не понимает сам, чужим безумием. Поэтому никогда ни на кого не обижайтесь, и не оскорбляйте сами, чтобы не прослыть глупыми бездарными рабами».

Восточные притчи

Нили — восточные притчи

Нили - восточные притчи

Нили

Кто-то разузнал, что Нили не только даёт своим ученикам упражнения, и музыку, и зрелища, но и поощряет чтение книг и собрания в экзотических местах.

Этот критик сказал мудрецу:

— Я уж забыл, сколько лет вы боретесь против подобной поверхностности и мишуры! Теперь же я нахожу, что вы сами используете это в своём так называемом учении. Немедленно прекратите эту практику или объясните её мне.

Нили ответил:

— Я не обязан ни отказываться от неё, ни объяснять её, но я рад рассказать вам о ней. Вот причина. Я даю упражнения людям, которые помогут понять, для чего они. Большинство людей этого не понимает, и они подобны человеку, который пришёл в харчевню и влюбился в кухарку вместо того, чтобы есть суп. Люди неверно воспринимают музыку, поэтому я лишаю их музыки до тех пор, пока они не смогут извлекать из неё пользу, а не забавляться ею. Пока они не знают, для чего нужна музыка, они потребляют её подобно людям, согревающим свои руки у огня, на котором можно было бы приготовить что-нибудь съестное. Что касается окружающей обстановки, то определённые её виды культивируются эстетами, которые, таким образом, лишают самих себя дальнейшей ценности и учат других останавливаться прежде, чем те получат что-нибудь действительно стоящее. Они подобны людям, которые, отправившись в паломничество, только и могут думать о числе сделанных шагов. Что касается упражнений, то давать их любому сколько-нибудь больше, чем позволить читать книги, я не могу, пока он не усвоит, что есть нечто более глубокое, чем поверхностность, когда вдыхают аромат плода и затем забывают, что он здесь, чтобы быть съеденным. Никто не возражает против вдыхания аромата, но все скоро умрут, если откажутся есть.

Эта притча также известна под названием «Индийская птичка», но у Руми — её автора — говорится именно про попугая.

Восточные притчи

Судьба Омара — восточные притчи

Судьба Омара - восточные притчи

Судьба Омара

Жил да был некогда очень богатый купец, и звали его Омар. Владел он целой флотилией превосходных кораблей, которые доставляли ему товары из разных заморских стран. Рода Омар был знатного, и честь имел незапятнанную. И однажды… счастье отвернулось от него. Скорбную весть принесли ему люди. Они сказали, что корабли его потерпели крушение во время жестокого шторма и ни один из матросов не спасся от разъярённой стихии.

— О Аллах! Смилуйся надо мной, — запричитал несчастный, — о, это самый чёрный день в моей жизни!

Но беда никогда не приходит одна. Когда, убитый горем, на подгибающихся ногах и постаревший на добрый десяток лет, он вернулся к дому, там его уже поджидал новый удар: прекрасный, богатый дом его сгорел дотла, а с ним и ковры, и шелка, и парча. Драгоценные каменья и золото растащили воры. Остался он теперь один, без денег, без крова, не имея ничего, кроме безутешного горя. «Что я теперь? Без моих богатств кому я нужен? Конченый я теперь человек, — в исступлённом отчаянии думал он. — Разве смогу я теперь гордо стоять среди тех, кто уважал меня раньше? Разве хватит сил человеческих, чтобы в такой беде начинать всё сызнова?! Нет, нет, невозможно это!» Собрал он остатки мужества и душевных сил и бросился в море с высокой скалы. Бурлящие пенные волны сомкнулись над его головой, а он… он продолжал падать, и бесконечным было это падение. Но не захлебнулся, не утонул он, море выбросило его на влажный песок неведомого берега. Там и лежал Омар, в грязных лохмотьях, щурился от ослепительного солнца и всё никак не мог понять, что он снова в этом мире и всё ещё жив.

Подул ветер, и песок попал в глаза.

— Ничего не хочу, только смерти! — прохрипел он безмолвным, лазурным небесам, осознав наконец, что смерть не приняла его. — Не могу я жить больше!

Ответом ему была лишь тишина да лёгкий шелест прибоя и шуршание песка. Наконец он поднялся и начал карабкаться на скалы, что высились над берегом. Вокруг было так хорошо, но думал он только о смерти.

Долго ли, коротко ли, случилось так, что обезумевший от отчаяния Омар брёл по улицам города, и никто не признавал в нём некогда богатого и знаменитого даже за пределами своей страны купца. Его пинали, отшвыривали в сторону с дороги, мальчишки улюлюкали ему вслед.

И вдруг шум и гомон толпы прорезал дикий вопль: «Смерть шаху и наместникам!» Это вопил сумасшедший бродяга, который в припадке бешенства, размахивая ножом и распихивая людей, продирался к шаху. Вот остался позади окровавленный труп начальника стражи, вот упал один телохранитель, другой, вот уже сталь ножа зловеще сверкнула перед грудью шаха. Но в эту секунду кто-то отчаянно вцепился в шею бродяги, и вот уже в бешеной схватке покатились двое в пыли, оставляя за собой следы крови, клочья одежды и волос. Блеснула сталь клинка телохранителя, подлетевшего к ним, словно буря… всё стихло… из клуба оседавшей пыли выкатилась окровавленная голова безумца.

— Стой, — приказал шах, когда Омар кинулся было бежать прочь (ибо это был он, тот некто, спасший жизнь шаху), надеясь изыскать другой способ лишить себя жизни, раз уж этот не удался. — Подойди ко мне, мой почтенный друг, ибо я не могу отпустить тебя, не вознаградив за великую услугу, которую ты оказал мне.

— О ваша светлость! — ответил Омар. — Не надо мне никакой награды, умереть я хочу, и только!

— Умереть? — удивился шах. — Но почему ты должен умирать? Это интересно, ну-ка расскажи мне, да смотри, ничего не забудь.

— Да как же мне не хотеть смерти, — понуро отвечал Омар. — Все мои корабли погибли в морской пучине, дом сгорел, золото и драгоценности растащены ворами. И не могу я больше гордо держать голову среди равных. Как с этим жить? Я несчастный, несчастнейший из смертных, ибо даже море отказало мне в смерти! Люди, ну помогите же мне оставить этот тяжкий мир!

— О Аллах! Ну до чего ты неразумен, человек! — воскликнул шах. — Да за спасение моей жизни ты получишь наищедрейшее вознаграждение. И потом, разве не сказано было, что нет тяжелее греха, чем самоубийство? Крепись, и ты всё вернёшь себе и когда-нибудь возвысишься на этой земле ещё больше, чем раньше.

Произнеся эти слова, шах подал знак главному визирю, и тот провозгласил, что Омару шахская казна безвозмездно дарует почётные одежды, снаряжает для него новые корабли и наделяет его тем же количеством золота, коим он владел ранее. Никогда раньше Омару не оказывалось столько почтения и уважения, с коим люди встречали и провожали его на улицах города. И так всё было хорошо, что вскоре он и думать забыл про смерть. Долго ли, коротко ли, но со временем Омар накопил такое громадное состояние удачливой торговлей, что посчитал себя достойным просить руки шахской дочери.

И вот, в один пригожий день, когда Омар прогуливался по своему великолепному розовому саду и наслаждался запахом одного из самых прекрасных цветов, ему почудилось, что кто-то зовёт его по имени. Обернулся Омар и видит: стоит под деревом некто высокий, во всём чёрном, с прикрытым лицом и скрещёнными на груди руками.

— Мир тебе, — неуверенно произнёс Омар. — Кого я имею удовольствие приветствовать?

— Я — ангел смерти! — И холодом повеяло на Омара. — Я пришёл, чтобы увести тебя из этого мира в рай. Теперь ты должен следовать за мной.

— О нет, нет, как же так? Я не могу уйти с тобой сейчас, — взмолился Омар. — Я ещё не готов. Теперь у меня есть всё, я только начинаю жить, я богат, шахская дочь — моя жена. Сжалься надо мной, оставь ты меня, позволь мне ещё хоть немного наслаждаться жизнью и прелестями этого мира.

— Ты должен уйти со мной, — ответил ангел смерти, — и не забывай, у меня, как и у всякого другого, имеются свои обязанности. Поторапливайся, мне надо поспеть и к другим людям.

Но тут в голове у Омара промелькнула наихитрейшая мысль.

— Но я действительно не готов, — уже спокойным голосом произнёс он. — Позволь мне сходить в мечеть помолиться, и тогда я с удовольствием последую за тобой.

— Ну что ж, значит, после того, как ты помолишься в мечети, ты пойдёшь со мной? Ты обещаешь? — спросил ангел.

— Да, клянусь, — ответил Омар, склонив голову, но для того лишь, чтобы скрыть усмешку.

Ангел исчез, и тогда Омар, уже не в силах сдержаться, разразился хохотом. С того памятного дня Омар никогда даже и близко не подходил к мечети.

Прошли годы, имя Омара звучало громче и громче, а самого его облекали всё большим и большим почётом. И однажды, когда в волосах у него начала уже серебриться седина, взглянул он на себя в зеркало и подумал: «Каких высот, однако, удалось достичь мне. Несомненно, я теперь самый почитаемый в стране человек после моего уважаемого тестя, шаха!»

Но тут его мысли прервал слуга, который пришёл к нему с посланием от шаха. Шах просил Омара прийти ко двору в течение часа. Омар не заставил себя долго ждать, и вот он уже слушает, как шах говорит ему:

— Мой милый Омар, умер духовный наставник в Бирюзовой мечети, и я не вижу более достойного ему преемника, нежели ты, друг мой. А теперь пойдём в мечеть, сегодня пятница, и ты должен будешь возглавить полуденную молитву.

— О нет, нет, ваша светлость, — взмолился Омар сорвавшимся голосом. — Я… я… не достоин, назначьте другого кого-нибудь, но не меня, не надо!

— Дорогой Омар, я всегда высоко ценил твою скромность и бескорыстие, — ответил шах, — но они ещё более убеждают меня в правильности моего выбора. Давай поторопимся, ибо уже около двенадцати.

В сопровождении толпы придворных Омар и шах отправились в Бирюзовую мечеть. И хотя солнце было уже высоко, и стояла нестерпимая жара, Омару казалось, будто чья-то ледяная рука всё крепче и крепче сжимает его сердце. Мужество оставило Омара, ибо уж кто-кто, а он-то понимал, что пришёл час ангела смерти. Войдя в мечеть, он собрал все душевные силы и возглавил молебен. Пока правоверные преклоняли колена, выпрямлялись, снова склонялись, Омар неистово взывал к Аллаху, столь усердно, как никогда ранее. Он умолял Всемогущего простить все великие грехи этой жизни и быть снисходительным к нему. Но не суждено было его мольбам продолжаться долее: невидимый для остальных, весь в чёрном, с покрытой головой и скрещёнными на груди руками явился ему ангел смерти.

— Ну а теперь ты пойдёшь со мной, — произнёс он. — Долго же ты заставил ждать себя, но всему есть конец, вот и твой черёд пришёл.

И в ту же секунду умиротворённость вошла в сердце Омара. Он покорно склонил голову:

— Вот и хорошо, — сказал он, — какое всё-таки облегчение снова видеть тебя. Я пойду с тобой. В конце концов, рай — вполне справедливая награда для всех истинно правоверных после бренной жизни в этом мире.

— Нет, не всё так, — ответил ангел, — я пришёл за тобой вовсе не для того, чтобы отвести тебя в рай. Для этого я приходил раньше, но, помнишь, ты ведь обманул меня, поэтому для тебя теперь иной путь. Тебе уготована дорога в нижние миры, ибо рай у тебя уже был здесь, на земле.

Восточные притчи

Исцеление военачальника — восточные притчи

Исцеление военачальника - восточные притчи

Исцеление военачальника

В стране Арам, — это там, где сейчас Сирия, — жил в давние времена военачальник, которого, лишь только он прославился своею силой и отвагой, сразила тяжкая болезнь, так что он ни с кем не мог иметь контакта, даже со своей женой, ибо это была проказа.

Однажды он услышал от рабыни, что у неё на родине есть человек, который знает, как исцелить его болезнь. Тогда он собрал большую свиту, взял десять талантов серебра, шесть тысяч золотых монет, десять праздничных облачений плюс рекомендательное письмо от своего царя и отправился в путь.

После долгого перехода, сбиваясь иногда с дороги, добрался он до дома, в котором жил целитель, и громко попросил разрешения войти. Так он и стоял со всей своею свитой и всеми своими сокровищами, держал в руке рекомендательное письмо от своего царя и ждал. Но никто не брал у него письма. Его уже стало понемногу охватывать нетерпение, как дверь открылась, вышел слуга, подошёл к нему и сказал:

— Мой господин велит передать: пойди, омойся в Иордане и снова будешь здоров.

Военачальник решил, что над ним посмеялись и одурачили.

— Что? — сказал он. — И это называется целитель? Он должен был, по меньшей мере, выйти ко мне сам, призвать имя Господа, Бога своего, начать долгий ритуал и до каждой язвы на моей коже дотронуться своей рукой! Возможно, это помогло бы. А тут я, значит, должен просто омыться в этом Иордане?

И, пылая от гнева, он развернулся и отправился в обратный путь.

Целый день шёл караван обратной дорогой, а вечером пришли к господину слуги и стали с любовью его уговаривать.

— Отец наш, — сказали они, — ведь если бы целитель потребовал от тебя чего-то необычного, например, сесть на корабль, отправиться в дальние страны, покориться чужим богам и годами читать лишь собственные мысли, да чтобы на это ушло всё твоё состояние, то не сделал ли бы ты, как сказано? А тут он потребовал от тебя чего-то самого обычного.

И господин позволил себя уговорить. Мрачный, в дурном расположении духа направился он к Иордану, нехотя омылся в его водах и произошло чудо.

Когда он вернулся домой, жена просила его рассказать, как всё было.

— Ах! — сказал он. — Я снова здоров. А так ничего интересного.

Восточные притчи

Молитва и туфли — восточные притчи

Молитва и туфли - восточные притчи

Молитва и туфли

Набожный человек стоял на коленях в мечети, поглощённый молитвой. А другому верующему бросились в глаза его великолепные, искусно сотканные туфли с загнутыми носами. Он уже представил себе, как было бы прекрасно, если бы у него тоже были такие туфли. Шаг от мысли к делу часто бывает гораздо короче, чем обычно думают. Он подошёл сзади к молящемуся и прошептал ему на ухо:

— Ты же знаешь, что молитва не достигает слуха господа, если ты молишься в туфлях.

Верующий прервал свою молитву и так же тихо прошептал в ответ:

— Если моя молитва и не будет услышана, то мне, по крайней мере, останутся мои туфли!

Восточные притчи

Дешёвый верблюд — восточные притчи

Дешёвый верблюд - восточные притчи

Дешёвый верблюд

Стоял ноябрь. Сын пришёл к отцу и сказал:

— Отец, цена на верблюдов так упала, что верблюда можно купить за один дирхем.

— А сколько у тебя сена, чтобы его прокормить? — спросил отец у сына.

— Одна арба, — ответил сын.

— Верблюд стоимостью в один дирхем слишком дорог.

В конце марта, когда взошла трава, сын пришёл к отцу и сказал:

— Отец, верблюд стоит сто динаров.

— Вот теперь он стоит дёшево, надо купить.

Сын купил верблюда и начал посевные работы.

Восточные притчи

Принцесса Правда — восточные притчи

Принцесса Правда - восточные притчи

Принцесса Правда

Однажды по земле прошёл слух, что сама Принцесса Правда отдаст свою руку и сердце тому из храбрых, кто сможет преодолеть все препятствия и преграды на пути к ней.

И вот, со всего света к дворцу Принцессы отправились люди. Смелые и отважные, они храбро боролись, погибали в сражениях, поворачивали обратно, потому что путь к Правде всегда долог и труден, и лишь избранные проходят его до конца. Только один юноша, самый отчаянный, самый стойкий, смог пройти всё и войти во дворец Принцессы.

Он распахнул дверь в её покои и вдруг увидел, что вместо молодой и прекрасной девушки в комнате сидит больная, сгорбленная, несчастная старуха. Он посмотрел на неё с ужасом и спросил:

— Как же я покажу тебя людям?

А Принцесса Правда взглянула на него своими выцветшими, усталыми глазами и сказала:

— А ты соври!

В полном варианте эта .

Восточные притчи

Мудрый кролик — восточные притчи

Мудрый кролик - восточные притчи

Мудрый кролик

В давние времена жили брат с сестрой. Когда умерли их родители, они стали делить наследство. У родителей были очень красивые бык и корова. Брат взял себе красавца быка, сестра — красавицу корову, на том и поладили. Но через некоторое время корова отелилась. Брату очень уж приглянулся этот телёнок. Ночью он увёл телёнка и подсунул его под своего быка: вроде бы это бык отелился. А утром началась ссора. Сестра кричит: «Это мой телёнок!», а брат: «Нет, мой!» Наконец решили они пойти к судье. Брат нанял защитником птицу, а сестра обратилась к кролику. Судья назначил их дело на следующий день с утра.

В назначенное время все собрались, только защитник сестры, кролик, что-то запаздывал, и всем пришлось его ждать. Но вот наконец явился и кролик.

— Ты, кролик, не ценишь время, а ещё берёшься быть защитником! — упрекнул его судья.

— Да что вы, ваша милость, — стал оправдываться кролик. — Я ценю время. Но мне пришлось заняться одним важным делом.

— Неужто оно было важнее этого? — спросил судья.

— Да, господин, — отвечал кролик. — Загорелась земля, а мне стало жаль её обитателей, вот я и бегал к океану, таскал корзиной воду, чтобы погасить пожар. Потому и опоздал.

Судья расхохотался.

— Если бы загорелась земля, так, наверное, и мы бы здесь знали, а? И потом — как это можно таскать воду в корзине? Сдаётся мне, что ты, кролик, совсем рехнулся, вот и несёшь какую-то околёсицу!

Тогда кролик сказал:

— Если уж это околёсица, то сегодняшнее дело — и подавно: где же это видано, чтобы бык отелился?

— А ты мудрый, кролик! — похвалил его судья и тут же решил дело в пользу сестры.

Восточные притчи

Боже, ты меня не понял — восточные притчи

Боже, ты меня не понял - восточные притчи

Боже, ты меня не понял

Крестьянин шёл в гору, с трудом неся на себе тяжёлую ношу, и жаловался:

— Боже, или ты облегчи мою ношу, или отними у меня душу и избавь от этой муки.

В это время один купец, осёл которого сдох в пути, снял с осла палантин и заставил крестьянина его нести. Крестьянин вынужден был нести и свою ношу, и палантин.

— Боже, видно, я не смог убедить тебя в моей тяжкой участи; а может, ты не понял меня, — сказал крестьянин.

Восточные притчи