Простая жизнь — современные притчи

Простая жизнь - современные притчи

Простая жизнь

Клерк, выйдя из канцелярии, взглянул на дворец императора с его сверкающими куполами, и подумал: «Как жаль, что я не родился в королевской семье, жизнь могла бы быть такой простой…» И пошёл по направлению к центру города, откуда слышался ритмичный стук молотка и громкие крики. Это рабочие строили новое здание прямо на площади. Один из них увидел клерка с его бумажками и подумал: «Ах, почему я не пошёл учиться, как мне велел отец, я мог бы сейчас заниматься лёгкой работой и переписывать тексты весь день, и жизнь была бы такой простой…»

А император в это время подошёл к огромному светлому окну в своём дворце и взглянул на площадь. Он увидел рабочих, клерков, продавцов, покупателей, детей и взрослых, и подумал о том, как, наверное, хорошо весь день быть на свежем воздухе, заниматься физическим трудом, или работать на кого-то, или вовсе быть уличным бродягой, и совсем не думать о политике и о прочих сложных вопросах.

— Какая, наверное, простая жизнь, у этих простых людей, — проговорил он еле слышно.

Современные притчи

Единственный чиновник — Пу СунЛин — притчи

Единственный чиновник - Пу СунЛин - притчи

Единственный чиновник

Цзинаньский чиновник господин У отличался твёрдой прямотой, ни за чем не гнался. В его время существовало такое подлое обыкновение: если кто-нибудь из алчных взяточников попадался в преступлении, но покрывал дефициты казначейства из своих средств, то начальство это немедленно замазывало, а взятка делилась среди сослуживцев.

Никто не смел действовать вопреки этому обыкновению. Так же велели поступать и нашему господину У. Но он этого распоряжения не послушался.

Его принуждали, но безуспешно. Рассердились, принялись поносить и бранить его. У тоже отвечал злым тоном.

— Я, — говорил он, — чиновник хотя и небольшой, но так же, как вы, получил повеление моего государя, так что можете на меня доносить, можете меня карать, но ругать и бесчестить меня вы не вправе. Хотите моей смерти — пусть я умру. Но я не могу брать от государя жалованье и в то же время покрывать и искупать чужие неправедные взятки.

Тогда начальник изменил выражение лица и взял тёплый, ласковый тон.

— Послушайте, — говорил он, — всякий вам скажет, что в этом мире нельзя жить прямою правдой. Люди, конечно, этой прямой правды лишены. А раз так, то можно ли, в свою очередь, обвинять эту нашу жизнь за то, что правдой действовать нет возможности?

Как раз в это время в Гаоюане жил некий My Цинхуай, к которому приходила лиса и сейчас же начинала с большим воодушевлением беседовать с людьми. С кресла раздавался звук голоса, но человека не было видно.

My как-то прибыл в Цзинань. Посетители стали беседовать, и во время беседы один из них задал такой вопрос:

— Скажите, святая, — вы ведь знаете решительно всё, — разрешите спросить вас: сколько всего в нашем городе правительственных чиновников?

— Один, — был ответ.

Все смеялись. Гость снова задал вопрос, как это так.

— Да, — продолжала лиса, — хотя во всем вашем уезде и наберётся семьдесят два чиновника, но чтобы кого назвать настоящим, — так это одного лишь господина У.

Притчи разных авторов и мудрецов

Тест на способности продавца — бизнес-притчи

Тест на способности продавца - бизнес-притчи

Тест на способности продавца

Однажды ученик спросил Учителя:

— Меня недавно в фирме перевели в другой отдел — начальником. У меня теперь в подчинении восемь продавцов. Я хочу провести психологическое обследование, чтобы чётко понять, кто из них что собой представляет.

— И что? — нахмурился Учитель.

— Может быть, ты посоветуешь мне, какими тестами лучше воспользоваться?

— Что ты хочешь узнать в результате своего обследования? — спросил Учитель.

— Ну… кто из них больше, а кто меньше подходит для своей работы, кто может работать лучше, на кого следует обратить особое внимание…

— Ты знаешь, а ведь с таким подходом лучше бы тебе не руководить продавцами, — грустно вздохнул Учитель.

— Почему? — воскликнул ученик.

— Для того чтобы увидеть, может ли человек работать в продажах, тесты не нужны. Достаточно посмотреть, как он это делает.

«Учитель вовсе не был консерватором в этом вопросе, — сказал нам Первый Ученик. — Он считал полезным психологическое обследование, например, при приёме на работу. Но ведь в этой истории ученик говорит с ним не о новичках, а об уже работающих продавцах».

Бизнес-притчи

Я не знаю — суфийские притчи

Я не знаю - суфийские притчи

Я не знаю

Назинда, странствующий бухарский дервиш, когда к нему обращались с вопросами, часто отвечал: «Не знаю».

Эта его особенность стала темой для спора в Аллахабаде. В обсуждении приняли участие те, кто утверждал, что учитель не должен признавать своё невежество относительно любого вопроса, те, кто считал, что невежественна как раз такая точка зрения и это не подлежит обсуждению, а также те, кто по этому вопросу придерживался различных иных точек зрения.

Все доводы были представлены на суд индусского пандита Рам Лала, который сказал:

— Когда он говорит «я не знаю», возможно, он имеет в виду, что этого не знает никто. Он также может иметь в виду, что именно вы этого не знаете, и в этот момент показывает вам ваше собственное «я». Он может, также, указывать на то, что ему не нужно «знать», потому что в вопросе или ответе кроется заблуждение.

Кто-то спросил:

— Почему бы ему ни выразить это более определённо?

Пандит ответил:

— Поступив так, он перестал бы провоцировать размышления и обсуждения.

Суфийские притчи

Безвестный учёный — суфийские притчи

Безвестный учёный - суфийские притчи

Безвестный учёный

К суфийскому мастеру как-то подошёл один никому не известный учёный и задал дурацкий вопрос.

— Пошёл вон! — сказал суфий.

Учёный ушёл, но заявил при этом во всеуслышание, что данный суфий просто не умеет вести себя вежливо, даже если захочет, и что вообще он — хвастун и невежественный человек.

Другого философа, присутствовавшего при этом, очень заинтересовало отношение суфия к происшествию. Не уверенный, как надо интерпретировать его поведение, он спросил того о его причинах.

— Ах, мой друг! — сказал суфий. — Вам никогда не объяснить подобного способа поведения, исходя из критериев общепринятых правил, которым вы ищете достойное приложение. Его можно понять только с помощью критериев, пригодных для данного, конкретного момента.

В тот момент у меня была возможность нанести самодовольному глупцу меньший ущерб, «нетерпеливо» выгнав его отсюда, нежели действуя соответственно его характеру — посредством опровержений, обоснованной аргументации и иных привычных альтернатив.

— Но как же ваша собственная репутация? Ведь вас знают как человека, известного своим любезным обращением и самообладанием?

— На репутацию садовника влияет то, какие у него вырастут цветы, а не то, что он копается в земле. Репутация крестьянина зависит от урожая, а не от молотьбы. Если бы они оба всё время прерывали свою работу с тем, чтобы следить, что думают об их репутации в каждый момент другие, существовали бы вообще на свете цветы или урожаи? — спросил суфий.

— Вот поэтому мудрыми и сказано: «Шёлковый наряд привлекает, но от него мало толку. А потому носите шерстяные одеяния, не стыдитесь грубого материала».

Суфийские притчи

Самоуничижение есть эгоизм — ведические притчи

Самоуничижение есть эгоизм - ведические притчи

Самоуничижение есть эгоизм

Кришна как-то притворился страдающим от головной боли — сильной, непереносимой головной боли! Он играл эту роль на редкость правдоподобно. Он обвязал голову тёплым шарфом и беспокойно метался на кровати. Глаза Его покраснели, и Он выглядел совсем больным. Лицо опухло и побледнело. Рукмини, Сатьябхама и другие царицы бегали вокруг со множеством лекарств и снадобий, но ничего не помогало. Тогда они обратились за советом к Нараде. Он вошёл в комнату больного, чтобы выяснить у Самого Кришны, какое средство может помочь Ему.

Кришна велел ему принести… пыль с ног истинного бхакты (преданного почитателя Бога). В тот же миг Нарада предстал перед знаменитыми преданными Господа, но они посчитали себя недостойными передать Кришне в качестве лекарства пыль со своих ног.

— Мы слишком никчёмны, — заявили они.

Разочарованный, вернулся Нарада к постели больного, и Кришна спросил его:

— Ты не был во Вриндаване, где живут гопи (пастушки)?

Цариц рассмешил этот вопрос, а Нарада, впав в уныние, воскликнул:

— Что гопи знают о бхакти (преданности)?

И всё-таки он поспешил во Вриндаван.

Когда пастушки услышали, что Кришна болен и что пыль с их ног может вылечить Его, они, ни секунды не раздумывая, стрясли пыль со своих ног и высыпали её в руку Нарады. Как только Нарада появился в Двараке, головная боль Кришны прошла.

Ведические притчи

Неограниченный носитель — суфийские притчи

Неограниченный носитель - суфийские притчи

Неограниченный носитель

Кто-то пожаловался суфийскому мудрецу, что истории, которые он давал, одними истолкованы так, другими — иначе.

— Именно в этом и заключается их ценность, — сказал тот. — Несомненно, вы бы и не подумали о такой чашке, из которой можно пить молоко, но нельзя воду, или о тарелке, с которой можно есть мясо, но нельзя фрукты. Чашка и тарелка — ограниченные носители. Насколько же более ёмким должен быть язык, чтобы обеспечивать питанием? Вопрос звучит не так — «Сколькими способами я могу понять это, и почему я не вижу этого только одним способом?» Вопрос скорее таков: «Может ли данный человек извлекать пользу из того, что он находит в этих историях?»

Суфийские притчи

Два соседа — Притчи неизвестного происхождения

Два соседа - Притчи неизвестного происхождения

Два соседа

Было бездонное небо, и под ним — бескрайняя степь. В степи жило двое людей, и дома их стояли рядом. Оба соседа любили ходить по густой траве, опускать руки в струи медленной реки, а ночью смотреть в вышину, на Звёзды.

Жили они в общем-то дружно, хотя Первый сосед нередко ворчал на Второго. Тот не соблюдал древних обрядов, записанных в толстой ветхой книге, и если прочитывал что-нибудь о жизни великих предков, то тут же задавал много-много вопросов, и уместных, и неуместных. Сотни раз Первый сосед грозил ему карами Неба, но тот не понимал, за что его можно наказать. Тысячи раз говорил Первый сосед о страшной силе Зла, которое может всё сокрушить и в знойный полдень, и в холодную полночь — но Второй только смеялся и махал рукой.

И вот однажды в степь пришло Существо Из Ада, покрытое слизью и такое уродливое, что не описать. Оно подошло к двери Первого соседа и просило впустить его, так как ему, Существу Из Ада, стало невмочь в Аду. И Первый положил руку на Священную Книгу, и прогнал Существо.

И оно медленно побрело по степи.

Второй сосед увидел его и захотел узнать, кто это идёт по травам, и травы ему не рады. Подошёл он к Существу и заговорил с ним. А потом пригласил в свой дом.

На следующий день Первый сосед встретил Второго у источника, к которому оба пришли за водой. И Второй слушал брань соседа, и ответил одно: «Мне жалко Существо Из Ада, оно несчастно».

С тех пор Первый сосед перестал ходить в дом, что стоял рядом. И гнал от себя соседа, и шептал Заклинания Охраны.

А Второй ходил вместе со Существом Из Ада, и говорил ему, какие названия у камней на земле и рыб в ручьях. А ночью показывал Существу Звёзды. Существо вначале боялось их и дрожало при взгляде на них, но Второй сосед говорил, что они добрые. И Существо перестало их бояться.

Но однажды Владыка Ада нашёл потерянное им Существо. Он вошел в дом Второго соседа и приказал Существу идти за собой. И Существо задрожало, оглянулось на Второго, и шагнуло к Владыке Ада. И тогда сказал человек Владыке: «Уходи!» И тот не смог не уйти.

Но Существо не могло противиться зову своего хозяина. И удержал Второй Существо у двери, и заглянул в глаза, и увидел в них смертную тоску. И спросил, как он, Второй, может удержать Существо. Оно вздохнуло и сказало, что есть способ, и только один. Но оно о нём не расскажет: Второй умрёт, если так сделает. Но Второй настаивал, держал Существо из последних сил, и было ему больно, очень больно, так как Владыка Ада всеми силами Преисподней боролся с человеком. А бороться со всеми силами Преисподней очень тяжело. И подумало Существо: «Ему больно. Он делал мне много добра и ничего не просил взамен. Чтобы отпустил меня и не мучался, скажу: всё равно он не испробует способ». И сказало: «Меня надо поцеловать в губы, этим ты меня примешь в мир Земли». И тотчас человек поцеловал Существо Из Ада в противные, слизистые губы. И оба упали замертво.

Тогда пошёл Владыка Ада к Первому соседу — а тот как раз кончил класть стену между своим садом и садом соседа, и почти до конца расписал эту стену сотней заклинаний.

Увидел Первый Владыку Ада, начал шептать Охранные Слова. А Владыка Ада только улыбнулся, все свои страшные клыки показал.

Самую сильную молитву вспомнил Первый сосед, дочитал её до конца, а Владыка Ада и на шаг не отступил. И сказал: «Нет в тебе того, что словам твоим силу дало бы».

Возразил Первый: «Я никогда не убивал, не крал и не лгал, пуще смерти боялся сделать что-то неверное. Я почитал древние книги и выполнял древние обряды. Не может быть, чтобы во мне не было силы».

Улыбнулся Владыка Ада ещё шире, ещё страшнее клыки показал: «Мало не убивать и не лгать. А то, что ты древним словам поклоняешься, забыв, что они переписчиками сотню раз перевраны, да и с начала самого ни одна книга всей Истины вместить не может, — не мешает тебе быть моей законной добычей».

И крикнул Первый сосед: «Сосед мой сомневается во многом, его грех сильнее! Бери его!!!»

И третья улыбка Владыки Ада была ещё ужаснее: «Безгрешен ищущий Истину. Твой же грех самый страшный из всех вообразимых во Вселенной: ты не жил, хоть дана тебе была жизнь».

И унёс Первого соседа прямо в Ад.

А через годы в белом городе на берегу огромного-огромного моря, в которое, как в зеркало, глядят Солнце и Звезды, жил стройный юноша. Он любил ходить по густой траве, касаться холодных волн прибоя, смотреть ночью на Звезды.

И по вечерам, когда город уже спал, к юноше часто приходил человек с мечом и в белых доспехах, спускавшийся со Звёзд.

И был тот человек бывшим Вторым соседом, и был тот юноша бывшим Существом Из Ада.

Притчи неизвестного происхождения

Череп — даосские притчи

Череп - даосские притчи

Череп

Подходя к Чу, Чжуан-цзы наткнулся на голый череп, побелевший, но ещё сохранивший свою форму. Чжуан-цзы ударил по черепу хлыстом и обратился к нему с вопросами:

— Довела ли тебя до этого, учитель, безрассудная жажда жизни, или секира на плахе, когда служил побеждённому царству? Довели ли тебя до этого дурные поступки, опозорившие отца и мать, жену и детей, или муки голода и холода? Довела ли тебя до этого смерть, после многих лет жизни? — сказав это, Чжуан-цзы лёг спать, положив под голову череп.

В полночь Череп явился ему во сне и молвил:

— Ты болтал, будто софист. В твоих словах — бремя мучений живого человека. После смерти их нет. Хочешь ли выслушать мёртвого?

— Да, — ответил Чжуан-цзы.

— Для мёртвого, — сказал череп, — нет ни царя наверху, ни слуг внизу, нет для него и смены времён года. Спокойно следует он за годовыми циклами неба и земли. Такого счастья нет даже у царя, обращённого лицом к югу.

Не поверив ему, Чжуан-цзы спросил:

— А хочешь я велю Ведающим Судьбами возродить тебя к жизни, отдать тебе плоть и кровь, вернуть отца и мать, жену и детей, соседей и друзей?

Череп вгляделся в него, сурово нахмурился и ответил:

— Кто пожелает сменить царственное счастье на человеческие муки!

Даосские притчи

Откровение рабби — еврейские притчи от Вуди Алена 2

Откровение рабби - еврейские притчи от Вуди Алена 2

Откровение рабби

Рабби Цви Хайм Изроэль, правоверный толкователь Торы, человек, поднявший искусство жалобного нытья до высот, неслыханных на Западе, по единодушному мнению своих соплеменников, составлявших одну шестнадцатую процента всего населения Европы, был мудрейшим учёным Возрождения. Как-то раз, когда он направлялся в синагогу по случаю еврейского праздника, посвящённого дню, когда Бог взял назад все свои обещания, одна женщина остановила его и задала следующий вопрос:

— Рабби, почему нам не дозволяется есть свинину?

— Не дозволяется? — изумился святой человек. — Ну ничего себе!

Это одна из немногих в хасидской литературе притч, посвящённых еврейскому закону. Рабби знает, что свинину есть нельзя, однако это его не волнует, потому что он любит свинину. И мало того, что он любит свинину, он ещё с удовольствием красит пасхальные яйца. Короче, он ни в грош не ставит традиционную веру, а о завете Господа с Авраамом отзывается как о «сплошной трепотне». И хотя до сих пор неясно, почему древнееврейский закон запрещает есть свинину, некоторые учёные считают, что Тора просто рекомендует не заказывать свинину в определённых ресторанах.

Еврейские притчи

Последний танец эльфа — Притча от Пихто Твердятича

Последний танец эльфа - Притча от Пихто Твердятича

Последний танец эльфа

Между людьми и эльфами было три больших войны, и все три эльфы проиграли. Тому, почему это произошло, посвящены бесчисленные труды многих известных историков — и людей и эльфов, хотя ни один из них так и не ответил на поставленный вопрос. Однако сейчас не об этом.

Мало кто из людей был в эльфийском городе — Ясеневом Граде, но те, кому всё же посчастливилось там быть, конечно же, видели памятник танцующему Эларре. Эларра — эльф, и памятник ему поставили в память о войне (первой) между людьми и эльфами. Этот эльф, наверное, единственный, кто удостоился вечной памяти своего народа, хотя он не убил ни одного человека. Чем же он запомнился? И почему именно его помнят эльфы как самого мужественного воина?

Если бы люди умели хранить память, так как хранят её эльфы, то они наверняка поставили бы памятник разбойнику Ласу, прозванного эльфами «Чёрной лисицей». Крупными армиями Лас никогда не командовал, однако его небольшой отряд истребил эльфов больше, чем даже Последняя битва, которая случилась на исходе третьей войны между людьми и эльфами. Чёрная лисица никому не подчинялся, и всё же в войне с эльфами это был самый отчаянный и страшный боец. Некоторые люди говорили, что он мстит эльфам за убитого сына. Другие уверяли, что Ласом властвует отвергнутая любовь — он якобы был влюблён в эльфийку, которая не пожелала связывать свою жизнь со смертным. Что из этого правда — неизвестно, однако Лас действительно испытывал по отношению к эльфийскому народу жгучую ненависть. Пленных эльфов Чёрная лисица ставил на горящие уголья и заставлял танцевать, пока их ноги не прогорали до самых костей. И только тогда Лас позволял несчастным умереть.

Однажды в плену у Лисицы оказался эльф Эларра. Эларра был сказителем, или как зовут их люди — менестрелем. Во время первой и второй войны сказителей (и людей, и эльфов) воины никогда не трогали, и лишь во время третьей войны различий между воинами и мирными жителями не стало — это было жестокое и ужасное побоище, в результате которой эльфы покинули наш мир. История же, героями которой были Лас-Чёрная лисица и эльф Эларра, случилась во времена первой войны, когда битва между эльфами и людьми была уделом лишь воинов. И всё же Лас пренебрёг табу, и неволил сказителя Эларру. Про Эларру в те далёкие времена знали все — не было более чистого голоса на всей земле и слушать его приходили не только эльфы. Люди, гномы, великаны и другие народы собирались в одном месте, чтобы услышать Эларру, и несколько раз сказитель, благодаря своему голосу, останавливал кровопролитие между враждующими сторонами. Но Чёрная лисица поставил Эларру в центр горящего костра (как и воинов-эльфов) и сказал ему то же, что говорил всегда:

— Ну, танцуй же, эльф. Если ты сможешь танцевать до самого утра, я оставлю тебе жизнь.

Эларра, стоя в огне, даже не шелохнулся, хотя над костром уже вился запах горящей плоти.

— Что же ты стоишь? Разве тебе не дорога твоя жизнь? — воскликнул Чёрная лисица и расхохотался.

— Ты хочешь, чтобы я танцевал? — спокойно спросил Эларра, будто не его ноги сейчас сгорали в огне.

— Да, — согласился Лас и опять расхохотался.

— Тогда жизнь одного эльфа — это слишком мало, чтобы заставить меня танцевать.

— Даже если это твоя жизнь? — удивился Лас.

Эларра кивнул.

— Чего же ты хочешь взамен? — спросил Лас.

— Мне нужны жизни всех эльфов, которых ты не убил. Я хочу, чтобы ты закончил свою войну, — ответил эльф.

— Я не могу закончить войну, — ответил Чёрная лисица, — я всего лишь разбойник.

— Я говорил про твою войну, — отозвался Эларра.

— Только я? — вновь был удивлён Лас, — и ради этого ты согласен танцевать в огне до самого утра?

— Для меня этого будет достаточно.

— Твои ноги превратятся в уголья ещё до полуночи, — возразил Чёрная лисица.

— Я рискну, — спокойно ответил эльф, не обращая внимания на то, что ноги его уже начали гореть.

— А ты смелый, эльф, — сказал Лас, — хорошо, я принимаю сделку. Если ты сможешь танцевать до рассвета, то, клянусь, я никогда в жизни не подниму своего меча ни на одного эльфа. Ты согласен?

Эларра кивнул. Чёрная лисица усмехнулся.

— Эй, подбросьте ещё дров в огонь, — приказал он своим воинам, и сел перед костром, в котором находился Эларра, — танцуй же, эльф, покажи всё, на что способен твой народ.

И стоявший камнем эльф взвился в танце…

Говорили, что Эларра танцевал в самом сердце огня до рассвета. И ещё говорили, что ничего прекраснее этого танца не видел даже сам Создатель. Когда же небо начало алеть, эльф вышел из пламени и подошёл к Чёрной лисице. Ноги его превратились в горящие головни, и всё же он сам вышел из огня и подошёл к Ласу.

— Уже утро, — спокойно сказал Эларра.

Чёрная лисица ответил:

— Я сдержу своё слово, эльф.

И Эларра замертво упал наземь…

Эльфы рассказывают, что тем же утром Чёрная лисица пустил себе кровь и лишил себя жизни, стоя над могилой, где похоронили эльфа… Люди же говорят, что Эларра не смог танцевать до самого утра, что он умер намного раньше, чем взошло солнце. И всё же с того дня разбойник Лас, прозванный «Чёрной лисицей», сломал свой меч, и более никогда не поднимал оружие ни на одно живое существо… Эльфам так и не удалось найти тело Эларры, поэтому могила под памятником в Ясеневом Граде до сих пор пуста. И над пустующей могилой навечно замер в танце танцующий эльф и его каменные ноги вечно лижет пламя каменного огня…

И ещё некоторые историки уверяют, что, может быть, именно потому эльфы проиграли войну, что восхищались не теми, кто больше убил врагов, а теми, кто сделал всё, чтобы войны избежать…

Притчи разных авторов и мудрецов

Долготерпение Гиллеля — еврейские притчи

Долготерпение Гиллеля - еврейские притчи

Долготерпение Гиллеля

Двое заспорили о том, возможно ли рассердить Гиллеля.

— Уж я-то выведу его из терпения! — говорил один.

Побились об заклад в четыреста зуз.

Было это в канун субботы. Гиллель в то время собирался купаться. Пошёл тот человек и, проходя мимо дверей Гиллеля, стал выкрикивать:

— Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?

Оделся Гиллель и вышел к нему:

— Что угодно тебе, сын мой?

— Хочу задать тебе один вопрос.

— Спрашивай, сын мой, спрашивай.

— Отчего у вавилонян головы неправильной формы?

— Сын мой, — сказал Гиллель, — важный вопрос ты задал мне — оттого, что у вавилонян нет хороших повивальных бабок.

Ушёл тот человек. Но через некоторое время вернулся и вновь принялся выкрикивать:

— Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?

Оделся Гиллель и, выйдя к нему, спросил:

— Что угодно тебе, сын мой?

— Хочу задать тебе один вопрос.

— Спрашивай, сын мой, спрашивай.

— Отчего у тармудян глаза больные?

— Важный вопрос, сын мой, задал ты мне — должно быть, оттого, что они в песчаных местностях живут.

Ушёл тот человек, но вскоре вернулся и вновь давай кричать:

— Кто здесь Гиллель? Кто здесь Гиллель?

Оделся Гиллель и вышел к нему:

— Что угодно тебе, сын мой?

— Хочу задать тебе один вопрос.

— Спрашивай, сын мой, спрашивай.

— Отчего у апракийцев ступни широкие?

— Важный вопрос, сын мой, задал ты мне — оттого, что они живут среди болот.

— Много ещё вопросов я имею, но боюсь рассердить тебя.

Облачился в одежды свои Гиллель, сел и говорит:

— Спрашивай обо всём, что желаешь.

— Тот ли ты Гиллель, которого величают князем израильским?

— Да.

— Пусть же не будет много тебе подобных в Израиле!

— Почему, сын мой?

— Потому, что из-за тебя я потерял четыреста зуз.

— Будь же впредь осмотрительней. Ты не один раз четыреста зуз потеряешь, а рассердить Гиллеля тебе не удастся.

Еврейские притчи